Закон «Об упрощении процедур капитализации и реорганизации банков», принятый Верховной Радой во втором чтении в конце марта, вероятно, поможет спасти пару десятков небольших банков. Однако эта законодательная новелла, тепло встреченная банковской сферой, содержит ряд положений, несовершенных с точки зрения экспертов.

 

Гонка за графиком

Пресловутый закон от 2014 года, призванный предотвратить «негативное влияние на стабильность банковской системы», был одним из предвестников грянувшего затем «банкопада». Как мы помним, по графику регулятора банкам предстояло дорастить уставной капитал до 120 млн грн до июня 2016-го, до 200 млн грн — до июля 2017-го, до 300 млн грн — до следующего июля… И так далее. Это сравнительно немного. «ПриватБанк» до национализации имел уставной капитал в 21 млрд грн, после — около 50 млрд грн. Тем не менее для небольших финансовых учреждений этот график оказался непосильным.

По информации Независимой ассоциации банков Украины, на 1 января текущего года более 40 банков не соответствовали требованиям по размеру уставного капитала. А по оценкам финансового аналитика Investment Capital Ukraine Михаила Демкива, нормативы гонки по докапитализации в ближайшие два года рисковали не выполнить от 10 до 20 малых банков. Это означает новые банкротства и ликвидации — и соответствующие расходы государства по возмещению вкладов клиентов.

Предполагая такие тяжёлые последствия, группа экспертов и народных депутатов разработала законопроект, который смог бы смягчить ситуацию и не допустить её необратимости.

 

Сохранить юридическое лицо

Одна из ключевых норм принятого закона — возможность по желанию акционеров банка превратить его в небанковское финансовое учреждение, сохранив юридическое лицо, но уйдя с рынка собственно банковских услуг. Эта мера позволяет не докапитализировать банк и при этом избежать его ликвидации. Небанковские финансовые учреждения — это кредитные союзы, страховые и лизинговые компании и прочие структуры, имеющие определённые ограничения по сравнению с банками, но работающие с валютой, долговыми обязательствами, ценными бумагами. К ним выдвигаются требования менее строгие, чем к банкам, в том числе и в отношении размера уставного фонда.

Кстати, в афере с «Михайловским» было задействовано как раз небанковское финансовое учреждение.

 

Досадные пересечения

Ещё одна не менее важная норма нового закона: упрощение реорганизации и слияния банков. Так, например, срок процедуры реорганизации был сокращён с полутора лет до трёх месяцев. Объединённые малые банки смогут не только выполнить требования НБУ по размеру уставного капитала и обезопасить деньги своих вкладчиков, но и стать новыми сильными игроками на рынке, заметно прореженном за последние годы.

Александр Жолудь, экономист Международного центра перспективных исследований и эксперт проекта PolitEyes, в целом позитивно оценил законопроект перед его принятием, однако скептически отнёсся к столь значительному сроку рассмотрения документов о реорганизации: «Это потенциально может повлиять на качество выводов контролирующих органов». Его коллеги из экспертной среды также опасаются, что установленные сроки могут вообще не соблюдаться.

 

Законодательный позитив

Михаил Демкив из ICU также отметил, что при слиянии двух банков оценка акций будет проводиться по их номинальной, а не по рыночной стоимости. Для некоторых финучреждений эти цифры могут отличаться и на 10 %, и на 50 %, а то и на все 200 %. Из-за этого слияние может быть несправедливым по отношению к акционерам «недооценённого» банка: они недополучат акции объединённой структуры.

Другой эксперт проекта PolitEyes — Виктория Бороненко, директор юридического департамента «Укрсоцбанка», намного более оптимистична в оценках. Она подчёркивает важность ликвидации излишней бюрократии и временных проволочек при решении важных для банков и всей системы вопросов докапитализации.

В целом банкиры прокомментировали законодательную новеллу позитивно, в отличие от независимых экспертов, настороженно отнёсшихся к ней. И это закономерно: сами банки, в особенности малые, были если не лоббистами, то адвокатами таких нововведений. Впрочем, то, чего одни добивались «во спасение», другие могут использовать во зло, ведь масштабная чистка банковского сектора ещё не означает изменения правил игры.

Дмитрий Егоров

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: