Не так давно даже особо придирчивый едок обращал внимание разве что на калорийность и срок годности продукта, а сегодня любой посетитель супермаркета изучает содержимое бутылок и пакетов чуть ли не под микроскопом. Производители, торопясь воспользоваться «пищевой модой», переориентируются на выпуск так называемых функциональных продуктов, ненаучно рекламируемых как суперфуд. Что же означает приставка «супер» в применении к еде?

 

Функциональность как фетиш

В привычном понимании суперфуд — это максимально насыщенная витаминами и микроэлементами пища быстрого приготовления или употребления. И с этой точки зрения действительно наиболее функциональная.

Однако современное определение «функциональное питание» охватывает продукты, в отличие от привычных блюд якобы оказывающие буквально магическое влияние на организм, заметно улучшая все его функции и принося человеку «специфическую пользу». Далеко не всякий потребитель станет докапываться, чем же так радикально уступает этим разрекламированным чудо-продуктам с точки зрения специфической пользы, допустим, гречневая каша или салат из свежих овощей.

Понятие «суперфуд» ещё не устоялось в современном рекламном сленге; тем более что под этим новомодным соусом производители стремятся подать нам те же биодобавки, искусственно обогащённые продукты питания и тому подобное недостаточно хорошо забытое старое. Такую политику исповедует, например, Coca-Cola, предлагающая под видом суперфуда индустриально производимый энергетик, обогащённый витаминами группы В.

Неслучайно в Евросоюзе запрещены пометки «суперфуд» на упаковках ввиду отсутствия внятного определения этого термина. Это не только защита потребителя от новых продуктов с недоказанными полезными свойствами, но и способ ограничить маркетинговую активность производителей индустриальной пищи с дополнительно «оптимизированным» составом.

 

Приоритет удобства

Суперфуд приходит на смену порошковым био- и белковым добавкам различного рода (в том числе так называемому спортивному питанию), таблетированным витаминам и привычным продуктам питания, искусственно обогащённым непонятно чем и зачем.

Первое, что отличает суперфуды: повышенное относительно традиционных аналогов содержание каких-либо веществ или микроэлементов. По этому признаку в разряд особо полезных подтягивают различные экзотические для нашего региона новинки типа авокадо, годжи, киноа. На них делают кассу импортёры и многочисленные магазины здорового питания.

Другая атрибутивная черта суперфуда — отсутствие ингредиентов, признанных вредными, при сохранении органолептических свойств и других полезных составляющих. Типичные образчики — безлактозное молоко и безглютеновый хлеб. Сюда же по формальному признаку относятся все продукты для диабетиков, отличающиеся фактически только по типу сахарозаменителей. Многие из этих заменителей, как известно, совсем не «супер» и в каком-то смысле губительнее сахара.

Третий признак функциональной еды — максимальное удобство: она не требует специальной готовки; её можно съесть сразу или после простейшей обработки.

 

Работа на разогрев

Если верить подсчётам специалистов из канадского Университета Хадсона, суперфуды сегодня обеспечивают 70 % общего прироста продаж товаров продовольственной категории.

В это направление стали активно инвестировать такие гиганты мировой пищевой промышленности, как Kellogg, General Mills, Cargill, Nestle и вездесущая Coca-Cola. Стратегии их встраивания в рынок различны: кто-то покупает активно множащиеся стартапы, кто-то адаптирует уже существующие линейки продукции к формату better-for-you.

Корпорации реагируют на спрос, подогревая интерес к новым потребительским вкусам и привычкам разнообразием предложений. Подключение больших игроков гарантирует рост этого сегмента в ближайшем будущем — и выгоду для предпринимателей всех рангов, которые успеют влиться в эти ряды.

 

Своя экзотика

И тут уместно вспомнить, что здоровое питание — это не только и не столько зарубежная экзотика. Ей ничем не уступают по своим полезным свойствам наши родные орехи и семена, лён, калина, облепиха, шиповник, вышеупомянутая гречка и спельта, съедобные дикоросы (крапива, лебеда, сныть), огородная зелень и овощи, выращенные в условиях, близких к органическим. Всё это суперфуды, за которыми далеко ходить не надо; но они остаются вне сферы внимания как отечественных сельскохозяйственных производителей, так и массового потребителя, одурманенного рекламой. А ведь это одна из самых перспективных ниш для нашей пищевой индустрии! Что мешает сделать эти продукты «функциональными»? Но увидеть потенциальную целевую аудиторию на внутреннем рынке мешает стереотип, что ряды потребителей данной продукции ограничиваются узким кругом вегетарианцев.

Что более половины трудящихся горожан перекусывают во время работы, понятно не только мировому лидеру в исследованиях потребительского рынка Nielsen. Закрывают эту позицию многочисленные фастфуды и стритфуды. Их успешное распространение свидетельствует, что данный сектор можно считать одним из самых финансово ёмких.

В своё время корнфлекс именно благодаря функциональности быстро превратился в любимый завтрак не только американцев, хотя его не назовёшь диетическим, да и полезным можно считать с большой натяжкой. С другой стороны, шаурма и гамбургеры поедаются тоннами не только из-за их удобства: рынок просто не предлагает альтернативы. Но из украинских даров природы можно разработать немало новых рецептур блюд, с новыми оттенками вкусов и способами приготовления на скорую руку. Удобный перекус, состоящий из полезных продуктов, — та самая калитка, которая откроет отечественным производителям здорового питания выход на широкий рынок.

Виталий Владов

Оставить комментарий

Войти с помощью: