В феврале Национальный банк Украины заявил о завершении очистки банковской системы от неблагополучных банков. Системные сдвиги за последние три года изменили рельеф финансового рынка. Регулятор утверждает, что за это время были выведены с рынка и ликвидированы практически все банки с сомнительной репутацией или капиталом. Что ожидает рынок финуслуг в ближайшем будущем?

 

Кризис миновал?

Согласно данным регулятора, с 2014 по 2017 годы финансовый рынок Украины покинули 87 банков из 180. В них было сосредоточено около 30 % активов банковской системы. Если верить официальным заявлениям, прежде всего с рынка выводились так называемые псевдобанки, «заточенные» на обналичивание сомнительных денег, кредитование рисковых бизнес-проектов, создание финансовых пирамид и другие неблаговидные операции.

Согласно словам члена совета НБУ Василия Фурмана, на начало февраля 2017 года украинская банковская система завершила процесс очищения. А глава НБУ Валерия Гонтарева утверждает, что теперь вкладчикам не стоит волноваться: деньги будут возвращены любым действующим банком вовремя и в полном объёме, а в скором времени начнётся и полноценное кредитование бизнеса.

Тем не менее, по данным того же НБУ, в 2016 году отмечен наиболее высокий убыток по системе — 159 млрд грн, и связано это с формированием резервов национализированного «ПриватБанка». По остальным банкам доля отчислений на резервирование существенно сократилась, а общие убытки по системе снизились до 23 млрд грн против 66 млрд грн в 2015 году.

Впрочем, финансисты отмечают, что указанные убытки — это не результат 2016-го, а отголоски убыточной деятельности банков в предыдущие годы. На самом деле раньше многие банки показывали прибыльность только по отчётам, игнорируя нормативы регулятора и не отражая реальное состояние кредитных портфелей. Но в НБУ уверены, что в текущем году обновлённая банковская система сможет показать свои реальные доходы и положение.

Вместе с тем, отметил Василий Фурман, завершение очистки не означает, что в дальнейшем ни один банк не обанкротится или не примет решение о самоликвидации; но массового ухода финучреждений с рынка больше не будет.

 

Верим — не верим

Так что же изменилось? Наиболее видимый результат — уровень прозрачности банковской системы, а также самого регулятора. Объём информации, который выдаётся НБУ, вырос в разы и касается практически всех его действий в монетарной и валютной политике.

Не менее значимым стало требование о предоставлении банками информации по структуре собственности. Имея её, НБУ получил возможность прослеживать связанные с банками компании. Это позволяет регулятору пресекать деятельность «пылесосов», выкачивающих деньги у вкладчиков для передачи их в виде кредитов компаниям, связанным с их владельцами. По этой схеме, как известно, до начала зачистки работало большинство украинских банков.

Ещё одна проблема, которую удалось частично решить, — утеря залогового имущества. Она присутствовала во всех банках и сводила на нет возможность быстро взыскать долг за счёт залога. В прошлом году были прияты законы и подзаконные акты, призванные ускорить эту процедуру и уменьшить риск реализации залогового имущества без согласия банка-залогодержателя. Однако в Раде уже не один год пылятся законопроекты по защите прав кредиторов, без принятия которых невозможно возобновить полноценное кредитование.

Сделан значительный шаг и к разгрузке портфелей проблемных кредитов. Не секрет, что споры о взыскании долга могут длиться вечно, а должники-юрлица используют банкротство как шанс сбросить кредитный «хвост». Принятый закон о финреструктуризации хотя бы частично даст возможность разгрузить проблемные портфели банков и возобновить кредитование «живых» предприятий.

Впрочем, не все разделяют оптимизм относительно качественных преобразований в банковской сфере. Так, финансовый аналитик Игорь Шевченко считает, что НБУ явно переусердствовал с чисткой, и теперь население боится нести деньги в оставшиеся банки, потому что не верит в прекращение «банкопада».

 

Вперёд, на выход!

По мнению члена правления «Креди Агриколь Банк» Вадима Ганаха, в текущем году рынок может потерять ещё не менее 20 игроков. Причиной тому не только требования по увеличению уставного капитала, но и передел клиентской базы, развитие новых продуктов и направлений, а также общая нестабильность в стране. Косвенно это подтверждают слова замглавы НБУ Екатерины Рожковой, что сегодня регулятор не может чётко ответить на вопрос, сколько останется банков, — это определит рынок.

Добавим, что, по данным специализированных ресурсов, около 40 % дочерних структур иностранных банков пытаются выйти с украинского рынка, но не могут это сделать из-за отсутствия покупателей.

Но и это не всё. В результате «очистки» рынка первая двадцатка банков аккумулировала почти 90 % всех активов системы и, по мнению банкиров, эта тенденция будет продолжаться в 2017-м. Не менее интересен тот факт, что в банковской системе практически нет солидных игроков со значительной долей украинского капитала. Среди крупнейших таких только два: банк «Пивденный» и ПУМБ. Наибольшие доли имеют банки с иностранным капиталом и госбанки.

С последними также ситуация весьма занятная. После национализации «ПриватБанка» доля чистых активов государства в банковском секторе составила 51,3 %, а в разрезе депозитов граждан — 59,5 %. По мнению аналитиков, это чревато проблемами для НБУ: имея в управлении почти 60 % банковских активов, Минфин сможет жить без оглядки на регулятора.

В целом и эксперты, и банкиры единодушны в том, что тенденция выхода системы из кризиса будет продолжаться. Основными трендами до конца 2017-го останутся дозачистка банковского «неликвида», усиление контроля над кредитными рисками, валютная либерализация и поддержание курса нацвалюты.

Александр Козка

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: