Отказ Китая принимать мусор со всего мира вызывает межгосударственные споры и стимулирует законодательную активность основных «производителей» отбросов. США обвиняют Японию и Китай в появлении мусорных рек в Тихом океане, а Евросоюз срочно сокращает использование пластика. Мир стоит на пороге революции в производстве, потреблении и переработке тары.

 

Мусор возвращается домой

Год назад Китай заявил об отказе принимать импортный мусор на захоронение и переработку. Аргументация — забота о сохранении окружающей среды. Резкий рост потребления в Китае за последнее десятилетие привёл к тому, что там не знают, куда девать собственные бытовые отходы. Блокировка импорта по 24 «мусорным» позициям обрушила цены на пластиковый лом, потянув за собой целый сектор международной торговли вторсырьём.

До недавнего времени КНР утилизировала 56 % мирового экспорта отходов пластика, а может, и больше; официально — ежегодные 7,3 млн тонн из десятков стран. Основные объёмы обеспечивали США и ЕС; за ними — Гонконг с его сравнительно микроскопической территорией.

Нынешней осенью, подписывая новый законопроект о защите морской экологии, президент США Дональд Трамп заявил, что Китай и Япония ежегодно сбрасывают в океан около 8 млн тонн отходов. По словам Трампа, это несправедливость по отношению к его стране, поскольку ей приходится напрягаться, убирая акваторию. Действительно, океанские течения заставляют мусор дрейфовать к берегам Америки. Но, скажем, Калифорния до этого экспортировала более двух третей бытовых отходов именно в Азию. То есть часть их просто «возвращается домой»; а ведь американский потребитель исправно платит не только за упаковку товаров, но и за её утилизацию.

 

Гримасы рентабельности

Провозгласив эпоху рециклинга и безотходного производства, застрельщики инициативы столкнулись с проблемой затрат на её воплощение. Природные компоненты, такие как целлюлоза, металл, стекло, легко перерабатываются и возвращаются в экономику; но большая часть бытовых отходов (порядка 50–60 %) — это различные виды полимерной продукции, а с ней уже надо повозиться, налаживая многостадийный процесс химической модификации. Получение аналогичных по характеристикам полимеров из нефти или газа обходится дешевле, чем вторичная переработка. Особенно если цены на нефть низкие.

Запустив программы утилизации и переложив финансовые заботы о рециклинге на плечи производителя продукции (в конечном счёте — на потребителей), правительства ведущих стран способствовали не столько развитию сектора рециклинга, сколько росту доходов посредников. А тем рентабельнее отправлять отходы на глобальные свалки, нежели развивать производство и заниматься разработкой новых методов экономически эффективной переработки материалов. Тем более что при экспортно-импортном товарном дисбалансе между крупнейшими потребительскими рынками и Китаем в загрузке судов, идущих на фабрику мира, оказались заинтересованы и судоходные компании.

 

Признаки мусорного коллапса

Исполнительный директор второй по величине компании по утилизации отходов в США Republic Services оценивает потери страны из-за закрытия китайского направления в $150 млн. И это только начало, потому что падение мусорного экспорта из США в первой половине года составило лишь 30 % в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. На местах ситуация меняется кардинально. Если в 2017 году тонну смешанных пластмассовых отходов в Калифорнии можно было продать по $20, то теперь за их приёмку надо заплатить $10. Там, откуда мусор надо ещё довезти на побережье, логистика вообще сделала экспорт убыточным. Например, в штатах Массачусетс и Орегон сняты ограничения на размещение пластикових отходов на местных свалках.

Специалисты Университета Джорджии буквально бьют в набат, опубликовав в июне в журнале Science Advances исследование на основе экстраполяции текущей мусоропроизводительности регионов мира. Они подсчитали, что к 2030 году, с учётом китайского решения, необходимо будет переправить в другие регионы мира 111 млн тонн одних только пластиковых отходов. Фиксируемые международными организациями изменения направления мусорных потоков свидетельствуют о перенаправлении их на Таиланд и Малайзию. Но нет сомнений, что раньше или позже те закроют границы для такого рода импорта. Остаётся Африка; но хочется верить, что очевидная тупиковость подобного пути остановит превращение этого континента в глобальную свалку.

 

Запрет уж близится…

Сегодня порядка 60–70 % твёрдых бытовых отходов — полимерные, значительную часть которых составляют одноразовый пластиковый ширпотреб. Европарламент уже проголосовал за полный запрет одноразовых предметов бытового назначения из пластика; на очереди запрет пакетов и прочих привычных мелочей, таких как ушные палочки и трубочки для коктейлей. Вступить в силу новые нормы должны к 2021 году, после одобрения национальными правительствами. К этому же сроку запретить одноразовые пластиковые вещи планирует Индия. Там уже построили более 100 тысяч километров дорог из не подходящего для рециклинга пластика, но объёмы отходов растут, а всю страну в пластик не закатаешь.

Грядут масштабные перемены в индустрии упаковки, неизбежны громадные вливания в технологии и предприятия по переработке мусора. И всем нам придётся менять потребительские привычки, а вдобавок покрывать расходы предприятий на утилизацию отбросов, заложенные в конечную цену любой продукции. Но там, где возникают проблемы, всегда появляются и новые возможности.

Виталий Сальник

Оставить комментарий

Войти с помощью: