Испания приняла решение в течение 2023–2028 годов закрыть свои атомные электростанции, а за 2020-й — половину ТЭС. Решение отказаться от АЭС год назад поддержали на референдуме граждане Швейцарии. Выгодный Европе с экономической точки зрения газопровод «Северный поток-2» противоречит европейской политике из-за необходимости сотрудничать с Россией. Всё это — симптомы агонии «традиционной» энергетики. Что придёт ей на смену?

 

Больше, чем мейнстрим

Первоначальные мотивы, побудившие человечество развивать альтернативную энергетику, — ограниченность природных ресурсов и влияние на окружающую среду. Нефть, газ, уголь, радиоактивные вещества исчерпываются и к тому же неравномерно распределены по планете, что делает энергетические проблемы одновременно и политическими.

Добавим, что использование всех этих веществ сопряжено с загрязнением окружающей среды и риском масштабных катастроф, от разлива нефти до аварий на атомных станциях. Даже гидроэлектростанции, более чистые в сравнении с ТЭС и более безопасные в сравнении с АЭС, почти всегда крайне разрушительно воздействуют на флору и фауну.

Тем не менее альтернативная энергетика довольно долго считалась прихотью — и дорогой прихотью! — радикальных «зелёных». Её использование с точки зрения бизнеса казалось самоубийством и могло заинтересовать только экологически сознательные правительства или крупные общественные организации, которые ради окружающей среды или энергетической независимости могли позволить себе инвестиции в нетрадиционную энергетику с огромным сроком окупаемости и сомнительной перспективой получить нулевой эффект.

Выручил эту сферу технический прогресс. Современные технологии уже практически стёрли разницу между эффективностью, окупаемостью, стоимостью «традиционных» и «нетрадиционных» технологий. В докладе консалтинговой компании Deloitte этого года «Солнечно-ветровая энергия: больше, чем мейнстрим» указано, что на сегодня 1 МВт·ч альтернативной энергии обходится в $30–60, тогда как 1 МВт·ч, выработанный с использованием самого дешёвого ископаемого топлива — природного газа — обходится в $42–78.

 

Ветер с Запада

Массачусетский технологический институт (МТИ) с 2003 года изучает возможности использования различных видов энергии. Наибольшие ожидания учёных в краткосрочной перспективе связаны с ветровой энергетикой. Во-первых, потому что эффективность этого вида генерации успешно доказана: в США ещё в 2006 году стоимость электроэнергии, «произведённой» ветром, сравнялась с ценой традиционного киловатта. Кроме того, в ряде стран уже на сегодняшний день ветроэлектростанции поставляют около 20 % и больше электроэнергии (Португалия, Никарагуа, Испания, Ирландия, Германия), а в Дании — почти половину. Во-вторых, этому виду генерации ещё есть куда расширяться в прямом смысле слова.

Большие надежды возлагаются и на солнечную энергетику. Но в мировой и американской электрогенерации она продуцирует только 1 % электроэнергии, по подсчётам МТИ. Ожидается, что к 2050 году солнце будет давать 20–25 % всей мировой электроэнергии. Однако это потребует усовершенствования и удешевления технологий.

Из традиционных энергоресурсов учёные МТИ относительно благосклонно относятся к природному газу. Они констатируют, что добыча сланцевого газа дала этому энергоносителю второе рождение: снизилась стоимость топлива и риск исчерпания, выросла конкуренция на рынке (например, США ввязались в борьбу за право поставлять газ в Европу). К тому же использование голубого топлива в энергетике, особенно как замены углю, снижает выбросы углекислого газа и других вредных веществ.

Что касается атомной энергетики, учёные МТИ признают, что без АЭС за снижение выбросов углекислоты в атмосферу придётся заплатить дороже (атомная электрогенерация в пересчёте на киловатты обходится дешевле тепловой и водной). Но при этом исследователи отмечают, что эксплуатация АЭС только дорожает с каждым годом, тогда как альтернативные источники энергии, наоборот, дешевеют.

 

Взгляд из Аравийской пустыни

Для понимания будущего мировой энергетики полезно посмотреть, на что делают ставку страны, которые на данный момент являются королями ТЭК. Саудовская Аравия — мировой экспортёр нефти номер один — инвестирует свои огромные доходы от продажи чёрного золота в альтернативную энергетику и электротранспорт.

Программа Saudi Vision 2030 призвана к 2030 году существенно сократить зависимость страны от торговли нефтью и в частности от скачков цен на неё. План предполагает сначала наращивание доходов от продажи энергоносителей, чтобы в как можно более короткие сроки вложить их в диверсификацию и развитие экономики. Комплексная программа включает реформы отнюдь не только в энергетике: изменения должны коснуться даже занятости женщин и роста числа мусульман-паломников.

Государственный инвестиционный фонд Саудовской Аравии (PIF) — один из инструментов реализации Saudi Vision 2030 — по планам уже вскоре должен будет управлять $2 трлн. Сейчас «возможности» фонда оцениваются в $250 млрд, и аравийцы активно закупаются и вкладывают на рынке энергетических стартапов. В сентябре PIF проинвестировал на $1 млрд производителя электромобилей Lucid Motors, а в августе за примерно $2 млрд приобрёл 5 % акций Tesla — другого электромобильного флагмана. Ещё одно свежее вложение — в местную компанию ACWA Power, которая занимается солнечной энергетикой; в частности получила подряд на строительство солнечной электростанции на 300 МВт. Это втрое меньше мощности одного блока любой украинской АЭС; но это лишь начало пути: в будущих планах PIF — гигантские солнечные «фермы» с мощностью, значительно превышающей мощность атомных станций.

Как видим, и в глазах подданных консервативного саудовского короля, и в глазах лучших инженеров Запада будущее энергетики выглядит примерно одинаково. Более того, и те и другие уверены (это видно и по словам, и по делам), что описанное ими будущее придёт очень скоро.

Дмитрий Егоров

Оставить комментарий

Войти с помощью: