Робототехника свернула на путь гибридизации. Механические помощники трудятся не только вместо человека, но и вместе с человеком. Collaborative robots, или коботы, напичканы датчиками, системами межмашинной коммуникации М2М и способны обучаться, повторяя движения человека при выполнении тех или иных операций. И они универсальнее, чем роботы.

 

Андроиды покоряют мир

По данным ABI Research, мировой рынок коботов ещё в 2015 году оценивался в $95 млн, а к 2020-му достигнет $1 млрд. Inkwood Research обещают, что к 2025 году рынок вырастет до $9 млрд. При темпах роста более 50 % в год впору говорить о кобототехнической революции.

Андроиды первыми пришли в автомобилестроительную промышленность, где уровень автоматизации традиционно высок; но есть масса рутинных ручных операций, для выполнения которых создавать и устанавливать специализированных роботов экономически невыгодно.

Так, на заводах General Motors коботов используют для складывания шин и нанесения клея. На конвейере BMW они устанавливают двери и стёкла в автомобилях, пока работающие рядом биологические сотрудники корпорации занимаются проводкой. На заводе бытовой техники Whirlpool андроиды выполняют более 40 производственных операций. Благодаря взаимодействию с ними штат всего в 2200 сотрудников ежедневно выпускает порядка 18 тысяч стиральных машин.

Сегодня коботы завоёвывают сектор складского обслуживания и логистики, работают в аэрокосмической и металлургической промышленности, машиностроении, производстве электроники, химпроме и пищепроме.

 

Игра в четыре руки

Основатели датской Universal Robots пришли к выводу, что роботы слишком специализированы, громоздки и дороги. Они могут использоваться для оптимизации процессов на крупных предприятиях, но не для автоматизации среднего и малого производственного и сервисного бизнеса. В 2008 году датчане представили первого универсального коллаборативного робота и сегодня считаются одними из лидеров этого рынка вместе с японской Fanuc. Вслед за ними рванули японская Yaskawa Electric, немецкая KUKA Roboter и американская троица Rethink Robotics, US Robotics, Rethink Robotics.

Благодаря коботам дешевизна рабочих рук перестаёт быть конкурентным преимуществом. Именно коботы, а не роботы, стали опорой для Западной Европы и США в возврате производств из азиатских стран. Выяснилось, что квалифицированный европеец на пару с коботом производительнее и выгоднее десятков низкооплачиваемых китайских рук, а размещать производство вблизи регионов сбыта продукции выгоднее, чем возить её через полмира.

Массовое внедрение механических коллаборантов ожидается в 3C-секторе (computer, communications and consumer), то есть на небольших предприятиях, ориентированных на выпуск индивидуализированной продукции. И хотя коботы сегодня приходят в первую очередь на крупные предприятия, основное место их применения — именно средний и даже малый бизнес, а также сферы с высокой долей ручного труда, такие как ЖКХ, строительство и тому подобные. Связка человек-кобот намного эффективнее для мелкосерийного производства, ориентированного на конечного потребителя. Коботы нивелируют эффект от масштаба производства, благодаря которому лидируют крупные предприятия с роботизированными конвейерами.

 

Разыскиваются коботоводы

В конце прошлого года Федеральное объединение среднего бизнеса Германии опубликовало исследование, согласно которому 40 % немецких предприятий вынуждены не принимать заказы из-за отсутствия квалифицированного персонала. При этом 89 % компаний испытывают перманентные сложности в поиске сотрудников.

Роботизация производств и сервисов уничтожает конвейерный труд, требующий от человека выполнения одних и тех же операций в течение многих часов. Однако на данном уровне развития робототехники полностью автоматизированы могут быть всего 5 % рабочих мест. Горизонт частичной роботизации — порядка 50 % рабочих мест. Эта половина рабочих мест и является рынком для коботов.

Но взаимодействие с коботами требует от «человека разумного» более широкого круга навыков, чем просто умение, условно говоря, крутить гайки. Образовательная сфера оказалась откровенно не готова к такой революции, что и спровоцировало катастрофический дисбаланс на рынке труда: в то время как развитые страны нуждаются в миллионах квалифицированных рабочих рук, происходит массовое их высвобождение из сегментов, где они выполняли простейшие операции.

 

«Водитель со своей машиной»

Связка человек-кобот на самодвижущейся платформе — оптимальна для организации большинства сложных производственных процессов. Это наиболее экономичный и гуманный путь повышения производительности труда. Коботы адаптированы под существующие «человеческие» производства; переделывать ничего не надо. Коллаборативные машины могут легко перенастраиваться на выполнение различных задач, тогда как роботы выполняют узкий круг операций. Внедрение коботов приводит лишь к частичному высвобождению рабочих мест, что компенсируется ростом занятости в сфере обслуживания и ремонта самих коботов.

«Уберизация» сферы услуг привела к тому, что профессиональные таксопарки вынуждены уходить в отдельные ниши, а основную массу индивидуальных перевозок выполняет отдельный человек с машиной и смартфоном. Рынок труда пестрит объявлениями «требуется водитель со своим автомобилем».

Распространение этого принципа на другие популярные услуги вместе с развитием механизмов-помощников приведёт к тому, что через каких-то 10–15 лет мы увидим приглашения на работу электрика, слесаря, сантехника со своим коботом. Поэтому самое время вспомнить поговорку «кто на что учился» и начинать налаживать отношения с этими механическими ребятами.

Виталий Сальник

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: