Программа кредитования альтернативной энергетики в Украине от Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) завершилась. В дальнейшем сотрудничестве нам отказано. Европа настаивает на переходе от «зелёных» тарифов к другим методам поддержки альтернативной энергетики — «зелёным» аукционам. На украинской законодательной кухне этот рецепт творчески перерабатывают в соответствии со вкусами отечественных шеф-поваров…

 

Провокационные тарифы

О том, что ЕБРР отказывается кредитовать новые проекты солнечных станций в Украине, сообщила старший банкир департамента электроэнергии ЕБРР Ольга Ерёмина. С уточнением, что новая программа может появиться после перехода на практику проведения «зелёных» аукционов.

Период действия «зелёных» тарифов в Украине установлен до 2030 года. Рассчитываются они в евро — для минимизации курсовых колебаний и обеспечения инвесторам просчитываемой доходности. Инвесторы должны быть довольны, поскольку эти тарифы на сегодня самые высокие в мире; причём наиболее велики они именно в солнечном секторе, где электричество гарантированно покупается по цене 0,15 евро за кВт/ч.

Энергию от ветряных станций приобретают по 0,10 евро за кВт/ч. Это в два-три раза выше, чем в Германии, где уже практически 30 % собственной генерации обеспечивают ВИЭ. Украинские объекты на ВИЭ генерируют около 2 % всей производимой в стране электроэнергии, при этом альтернативные производители получают около 8 % заработанного на рынке, — около 10 млрд грн. Национальная стратегия отводит возобновляемой энергетике 25 % к 2035 году. Дальнейшее увеличение доли ВИЭ при сохранении столь высокой гарантированной платы за зелёную энергию провоцирует необоснованный рост тарифов.

 

Игра на понижение

«Зелёные» тарифы — стимулирующий механизм, который нужен и полезен лишь на стартовом этапе. Он нуждается в корректировке и подстройке к меняющейся ситуации. Одной из переходных практик считаются «зелёные» аукционы. Аукцион на строительство новых мощностей предполагает соревнование потенциальных владельцев нового генерирующего объекта с выбором оператора, который предложит самую низкую цену электричества. Государство или уполномоченный им оператор обозначает полную цену передачи земли и подключения нового объекта и обязуется покупать энергию по цене победителя в течение условленного периода.

Переход на такие аукционы в западных странах начался в 2010 году и, по данным International Renewable Energy Agency, к 2016 году позволил снизить цену на энергию солнечных станций с 0,25 до 0,05 евро за кВт/ч. По данным НКРЭКУ, введение тендеров позволит уменьшить среднюю цену на зелёную энергию до 0,09 евро, а в перспективе и до 0,06 евро за кВт/ч. Для сравнения: в Германии аукционы под строительство новых объектов ВИЭ выигрываются с ценами 0,08 евро за кВт/ч.

 

Энергия в законе

В начале декабря комитет Верховной Рады по вопросам топливно-энергетического комплекса проголосовал за введение «зелёных» аукционов. В ходе подготовки депутаты сгенерировали сразу 8 различных законопроектов, продемонстрировав удивительную работоспособность и вариативность в регулировании сектора, попавшего в фокус интересов крупнейшей украинской финансово-промышленной группы. Комитетчики остановились на варианте № 8449-д, который и пойдёт на голосование в сессионный зал. Если он будет одобрен большинством, аукционы введут с 2020 года — только для солнечных станций мощностью более 10 МВт и ветростанций мощностью более 20 МВт.

Оценим расклад. Крупнейший оператор действующих в Украине ветростанций на 400 МВт — энергетический монополист ДТЭК в настоящее время строит Никопольскую солнечную станцию на 200 МВт, крупнейшую в стране и третью по мощности в Европе. Завершить это строительство и вторую очередь Приморской ветростанции с повышением её мощности до 200 МВт планируется как раз в 2019 году. Таким образом, выбранный вариант документа не помешает новым мощностям успеть зайти под действующие, самые высокие в мире, «зелёные» тарифы и будут генерировать сверхприбыли до 2030 года.

Проблем не предвидится и в дальнейшем. Ограничив мощности подпадающих под аукционы проектов (10 и 20 МВт), народные избранники фактически узаконят практику разбивки более мощных энергообъектов на «очереди» подходящих размеров. То есть принятие законопроекта № 8449-д позволит спокойно обходить «зелёные» аукционы и избегать снижения цены на продаваемую энергию.

 

О чём дискутируем?

А что если взять — и волюнтаристским решением снизить «зелёный» тариф хотя бы для солнечных станций? Слушая лукавые речи о том, что снижение закупочных цен застопорит инвестиции в строительство объектов ВИЭ в Украине, нужно понимать, что они не подразумевают дилемму между прибылью или убытками. Это завуалированная дискуссия о норме прибыли.

С каждый годом увеличивается люфт в принудительном снижении тарифов для строящихся мощностей. Поступательно падают капитальные затраты в части цен на оборудование. В мировом секторе фотовольтаики фиксируется резкое падение цен на солнечные батареи при повышении КПД новых типов систем. По данным TrendForce, за девять месяцев цены на монокристаллические солнечные панели рухнули на 20 %, на поликристаллические — на 25 %. Мировое предложение фотоэлектрических систем 150 ГВт при спросе 86 ГВт.

Основной производитель солнечных батарей — Китай. Именно китайская China Machinery Engineering Company строит для ДТЭК Никопольскую станцию. Она же в ноябре оформила собственность на 10 украинских солнечных станций, ранее принадлежавших Activ Solar; а это 267 МВт — треть наших солнечных мощностей. Условия и тарифы отечественного энергорынка неоправданно дружественны для китайского бизнеса и слишком недружественны для украинского потребителя. А вы говорите — аукционы…

Виталий Владов

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: