Очередной визит миссии Международного валютного фонда в нашу страну закончился 19 сентября. Официальные заявления были столь же расплывчаты, сколь разнообразны и подробны кулуарные комментарии. Целый месяц в этом вопросе царила полная неясность. Каким будет наше дальнейшее сотрудничество с долларовым донором?

 

О чём базар… простите, речь?

На третьем году сотрудничества по программе EFF, подписанной в 2015-м, стало ясно: все требования МВФ Украина не выполнит. Основной целью программы было расширение реформ, часто неприятных.

Украина и ранее не баловала прогрессом в этом вопросе, — что уж говорить о предвыборной лихорадке, когда традиционно расцветает его величество популизм! Поэтому вопрос о продолжении работы «по-старому» ставился, по утверждениям инсайдеров, чисто гипотетически. Скорее речь шла о новом формате отношений в условиях «переправы», больше напоминающем stand-by, то есть преодоление кризиса, закрытие финансовых дыр, решение проблем неплатежей. Сроки назывались примерно 12–15 месяцев, суммы, по неофициальным данным, — в районе $5–6 млрд. Но конкретных результатов переговоров никто не озвучил.

 

«Обсуждения продолжаются»

В пресс-релизе Фонда упоминались «конструктивные дискуссии с властями Украины относительно политики и реформ, направленных на обеспечение макроэкономической стабильности и роста, а также о возможной финансовой помощи от Фонда в поддержку таких мероприятий». Но при этом прозвучало сакраментальное «обсуждения продолжаются». Глава Департамента коммуникаций МВФ Джерри Райс тоже заявил о продолжении переговоров.

Собственно, учитывая, что функция миссии МВФ — консультативная и заключается скорее в сборе информации, подобная неясность была неудивительна. Если бы не упорные разговоры о том, что большую часть своих обещаний Украина не выполняет…

 

Тянуть до последнего

Из тех, кто освещает переговоры Украины с МВФ, об этой национальной «фишке» не упоминал только ленивый. Соответственно атмосфера недоверия на очередных раундах переговоров входит в привычку. Как вспоминает министр соцполитики Андрей Рева, требование повышения цен на газ не единственное, с которым мы «тянули».

«Вся наша история сотрудничества с МВФ является историей невыполненных обещаний. На сегодня существует примерно пятнадцать таких невыполненных обязательств, которые называют «маяками», и миссия МВФ выносит на повестку дня те из них, которые считает важными на существующем этапе для достижения макрофинансовой стабильности», — отметил министр. Если говорить о газе, то согласовать внутренние цены с импортом Фонд требовал ещё с 2008 года, подо что мы получили уже порядка $10 млрд.

Наконец глава правления «Нафтогаза» Андрей Коболев спешно подтвердил договорённость о постепенном повышении цены на газ до 2020 года. И вот 19 октября Кабмин своим постановлением увеличил эту цену на 23,5 %. Намекнув, что могли бы и на 60…

 

МВФ напоминает…

Но это далеко не всё. МВФ не забывает о пробуксовке антикоррупционных реформ: на последних переговорах шли дискуссии вокруг перераспределения функций по проверке электронных деклараций между антикоррупционными органами в пользу Национального антикоррупционного бюро Украины.

Нам напомнили и о необходимости реорганизации Государственной фискальной службы Украины. Одно из важных направлений — реорганизация таможенной и налоговой службы в единую структуру. В связи с этим не на полях переговоров, а несколько позже, прозвучало интересное заявление. Заместитель исполнительного директора МВФ Владислав Рашкован в ходе Ukrainian Financial Forum 2018, который проходил в Одессе 20–21 сентября, предложил пересмотреть список отечественных объектов госсобственности, запрещённых к приватизации. «Есть примеры, когда таможня работает более эффективно, будучи частной собственностью», — заявил он.

Одно из ключевых требований — сезонное. МВФ хотел увидеть сбалансированный бюджет страны на будущий год. Это понятно: в преддверии выборов возможны завышенные расходы.

Впрочем, такой проект уже обнародован, и пока из предвыборного в нём — сокращение расходов на аппарат Верховной Рады и президента. То есть минимум требований донора Украина вроде бы выполнила. И озвучила «политическое решение» подписать соглашение о сотрудничестве по программе stand-by до конца октября.

 

В замкнутом кругу

Не успели интересующиеся определиться, радоваться или нет приостановке роста внешнего долга страны, как МВФ сменил гнев на милость, пообещав выделить Украине $3,9 млрд в рамках 14-месячной программы stand-by. В чём почти никто не сомневался.

Достаточно вспомнить, что, согласно послевоенной Бреттон-Вудской конференции, миссия МВФ — поддержка финансовой стабильности стран, оказавшихся в затруднительной ситуации. Не безвозмездная поддержка. И ведь она определяет поведение других кредиторов. В случае успешного сотрудничества с МВФ Киев может рассчитывать на гарантию от МБРР на $650 млн, которая поможет одолжить $800 млн на внешних рынках. Да и в Евросоюзе признают, что перспектива помощи Украине размером в миллиард евро тесно связана с решениями МВФ.

«Для ЕС принципиально важно, чтобы у вас была действующая программа сотрудничества с Фондом», — констатировал недавно вице-президент Еврокомиссии Валдис Домбровскис.

Слишком уж много вложил главный донор в наше многострадальное отечество, чтобы допустить его дефолт, считают эксперты. Чем-то же надо покрывать уже имеющиеся долги. В 2019 году к выплате МВФ причитается $6,8 млрд. И завершить текущий год было бы неплохо, зная, что на это у государства деньги есть.

Мария Ревенко

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: