Новый мощный инструмент социальных перемен — о нём пишут, снимают фильмы и создают игры. Стрит-арт лишён избыточности и синтетических смыслов; его панно воспринимаются, как общие и ничьи одновременно. Города стали для него полноценными полотнами. Этот вид живописи олицетворяет свободу. Он доказывает, что настоящему искусству не нужны посредники в виде галерей, критиков и музеев, — его качество определяется вкусом зрителя.

 

Призыв думать вместе

Самая заметная и обсуждаемая форма стрит-арта — муралы, впечатляющая разновидность декорирования каменных, кирпичных и бетонных сооружений. Эти настенные полотна возникают перед тобой неожиданно и надолго притягивают взгляд. Превращая невзрачные старые кварталы в живописные полотна, они не только радуют прохожих, но и привлекают внимание туристов и инвесторов. Нью-Йорк, Лондон, Париж, Прага, Мехико, Лиссабон, Мельбурн, Берлин, Барселона — вот неполный перечень городов, где можно увидеть величественные настенные панно, рассказывающие удивительные истории о местной жизни и культуре.

В работах представителей стрит-арта идея главенствует над формой: вместо примитивного «я есть» в них просматривается «я так думаю». И зрителя они заставляют думать, делать выводы и меняться. Поэтому муралы стали важной частью кампаний по борьбе с голодом, войнами и человеческими пороками.

Знай наших!

Украина присоединилась и потихоньку привыкает к таким проектам, становясь желанным полотном для именитых и не очень урбан-художников. В Киеве уже отметились Финтан Маги, Гвидо ван Хелтен, Okuda и Kenor, Vhils, Nunca… Но работы наших мастеров — не хуже. Визиткой Киева можно назвать муралы Владимира Манжоса и Алексея Бордусова (Interesni Kazki). Оба занимались граффити, но однажды поняли, что есть задача посложнее и поинтереснее. А киевский «Лабиринт» Рустама Кьюбика попал в мировой топ-10 подобных объектов. Всего в столице насчитывается уже две сотни муралов.

Стены Львова и западноукраинских сёл украшает Сергей Радкевич, работающий над новой трактовкой библейских сюжетов и иконописи; его картины знают во Франции, Польше и других странах. В Харькове работает группа Kailas-V. Ребята рисуют целые серии муралов; их работы можно увидеть также в Болгарии, Эстонии, Польше и Беларуси. В Каменец-Подольском завораживает мурал «Сеятели снов» от коллектива «Добрые люди»; в Хмельницком — «Девочка с шариками» группы «М97».

Что выбирают художники

Благотворительный фонд «Холидейз» во главе с директором Еленой Орловой пригласил мастеров стрит-арта для воплощения проекта Odessarium, который украсит город и послужит развитию туризма. Главное условие проекта: художники сами выбирают, что и как им рисовать. Их стараниями в Одессе в уходящем году появились 12 муралов.

Два из них создал Ernesto Maranje (США): «Слона» на Тираспольской улице, 32 и «Лошадь» на Французском бульваре, 85 (Жилой комплекс Greenwood). «Слона я выбрал как символ стабильности, и уже в начале работы заметил связь между этой картиной и моими мыслями о жизни, — говорит художник. — Поэтому я намеренно оставил многие из эскизных меток. Я хотел показать процесс живописи и то, как он развивается в одном изображении. Точно так же мы не вольны удалить какую-то часть нашей жизни; мы можем только размышлять над ситуацией и учиться, а затем применять то, чему научились, в будущих ситуациях».

Mata Ruda (США) изобразил на улице Тираспольской, 16 краснокнижного кулика-шилоклювку, танцующего на фоне моря. Свой замысел он описал так: «Шилоклювка — один из видов птиц, которые ежегодно мигрируют из Азии и Африки на отмели Чёрного моря для размножения… Рука символизирует вину человека в разрушении моря, но та же рука потенциально может сыграть ключевую роль, начав восстанавливать нанесённый экологический ущерб. Это символ возвращения потерянной надежды».Ещё два мурала оставил Одессе житель Милана Kraser, мастер эклектики. Его «Последний тюлень» поселился на Французском бульваре, 11б. В нём смешались реализм и сюрреализм, цветы и лёд… Это целый букет эмоций, который у каждого зрителя вызовет свою интерпретацию. А картину на Маринеско, 6 автор назвал «Полёт». «У меня есть еда, друзья и место для сна — всё, что мне нужно. Но когда наступает сезон миграции и все вокруг собираются в путь, я тоже хочу улететь, но что-то не отпускает меня… Возможно, это моя внутренняя сущность», — так художник прокомментировал эту работу.

Ещё один сюрреалистический мурал под названием «В её голове» написал уличный художник Рустам Qbic Салемгараев из Казани на здании № 136 по Николаевской дороге.

Участвовали в проекте и два художника из Лондона. Британка Anastasia Belous создала композицию «Капитан и попугай» на Сегедской, 5. А муралист Samuel Worthington (Wasp Elder) изобразил на боковой стене учебного корпуса Морского университета по улице Дидрихсона, по его словам, «разные поколения, старость и юность, вместе в поиске объединяющей связи».

Француз Томас Перес (WanJaH) из Ниццы отразил в одном портрете на Княжеской, 17 «союз людей разных этнических групп». Его концепция: согласно теории реинкарнаций все человеческие души объединены между собой и близки больше, чем мы думаем.

Киевлянин Андрей Ковтун написал «Лазурную сову» на Преображенской, 86. Его «сова… — это птица верного выбора, чего человеку так часто не хватает». Саша и Димон из Мариуполя украсили здание в Пироговском переулке.

Нарушители безмолвия

До Киева нам, конечно, далеко. Но и эта дюжина муралов вызвала большой общественный резонанс. Мнения разделились; впрочем, как и в столице. Часть горожан уверена, что стрит-арт скрашивает серость наших будней; другие упирают на то, что подобными эффектными приёмами маскируют отсутствие ремонта… Кто-то не понимает назначение этих «возмутителей» общественного покоя, кого-то ставит в тупик тематика… Но задача стрит-арта в том и состоит, чтобы создать в городской среде коммуникативное поле. Пустое пространство его не создаёт, а следовательно не становится публичным местом. Пустая обшарпанная стена вызывает негативные эмоции и автоматически «вычёркивается» из нашей пространственной памяти, а само место уже не воспринимается как «обжитое». Муралы, — в отличие от лезущей в глаза навязчивой рекламы, — меняют городское пространство к лучшему, придают ему обжитой вид, помогают преодолеть визуальную бледность и не только. Стрит-арт наполняет город новой мифологией и делает его открытым для игрового взаимодействия.

Что же до самих арт-объектов — разве интересно видеть вокруг однозначность, которая в принципе не может быть оспорена? Во всей истории создания муралов хорошо как раз то, что вокруг них не утихает дискуссия, которая в свою очередь будит в людях чувство ответственности за свой город и его будущее.

С весной к нам вернутся не только перелётные птицы. В Одессу опять съедутся художники, и городская галерея под открытым небом пополнится новыми муралами. Пусть это будет красиво!

Текст: Татьяна Савченко

Оставить комментарий

Войти с помощью: