В начале марта Совет управляющих Центрального банка Евросоюза (ЕЦБ) принял решение заморозить базовую ставку. Таким способом банкиры намерены снизить уровень инфляции в еврозоне до минимума, увеличить экспорт и привлечь дополнительные инвестиции. Какие последствия будет иметь это решение, в том числе и для нас?

 

Из лучших побуждений

Руководство ЕЦБ заявило о решении придержать базовую ставку на нулевом уровне как минимум до конца текущего года. Кроме того, было заявлено, что ставку могут оставить на том же уровне до тех пор, пока инфляция в странах Евросоюза не выйдет за пределы 2 %.

Стоит отметить, что в 2018 году уровень инфляции в Содружестве составил в среднем 1,57 % — один из самых низких показателей в мире. Эксперты считают, что такая позиция евробанкиров вызвана замедлением темпов роста экономики ЕС и в то же время является сигналом для инвесторов. Собственно, многие наблюдатели сделали вывод о неизменности ставки ещё до появления соответствующего официального сообщения, — поскольку немногим ранее стала достоянием гласности информация о пересмотре прогноза роста совокупного ВВП еврозоны.

Напомним, ЕЦБ держит ставку рефинансирования 0 % с марта 2016 года, что позволяет европейской экономике уже три года успешно балансировать, удерживаясь на грани рецессии. Впрочем, в этот раз было решено добавить некоторые дополнительные стимулы.

В частности, принято решение реинвестировать все полученные платежи по ранее выкупленным активам на срок, который понадобится для поддержки ликвидности финансового рынка еврозоны. Вдобавок ЕЦБ запустит в сентябре новую программу долгосрочного рефинансирования, которая даст возможность банкам предлагать кредиты на более привлекательных условиях. Кроме того, на три года будут продолжены тендеры на рефинансирование под фиксированную процентную ставку. По мнению руководства ЕЦБ, эти меры позволят не только удерживать инфляцию в пределах 2 %, но и оживить рост экономики Содружества за счёт увеличения кредитования.

 

Могут и передумать

По мнению главного эксперта Совета Национального банка Украины (НБУ) Виталия Шапрана, мотивы действий евробанкиров вполне объяснимы. Указанными способами они пытаются «обменять» низкую инфляцию на возобновление роста экономики. Однако, как у всякой медали, есть у этих инициатив и обратная сторона. Совет управляющих ЕЦБ не исключает, что данное решение, в том числе и о дополнительных преференциях по рефинансированию, придётся подкорректировать в том случае, если будет иметь место протекционизм «со стороны».

Понятно, что руководство ЕЦБ намекает на возможные негативные последствия от Brexit и скрытую торговую войну с Соединёнными Штатами Америки. Протекционистская политика США может существенно повлиять на международную торговлю, что негативно отразится на экономике ЕС и вынудит евробанкиров на ответные действия. Уже сейчас многие эксперты задаются вопросом, смогут ли принятые меры положительно повлиять на конкурентоспособность европейских компаний, и прежде всего — в их соревновании с заокеанским бизнесом.

Сегодня экономика США выглядит более солидно, имея в руках такой инструмент влияния, как мощный фондовый рынок. Являясь источником ресурсов для корпораций, он оперирует громадными суммами: только в 2018 году компании-эмитенты из Штатов привлекли с его помощью более $211 млрд.

Сравнение фондового рынка ЕС с американским свидетельствует не в пользу европейцев. Эмитенты из еврозоны смогли привлечь на рынке акций капитал в два раза меньший, чем эмитенты из США: менее $100 млрд. Добавим к этому, что фондовый рынок еврозоны в прошлом году спасла от провала только эмиссия ценных бумаг, проведённая несколькими крупными немецкими компаниями.

 

Последствия для Украины

По прогнозам экспертов, последствия решения ЕЦБ для украинской экономики в общем и целом скорее позитивны. Тот факт, что базовая ставка не изменилась, для нас является положительным аспектом — ввиду присутствия в Украине значительного количества представителей крупнейших банковских групп Европы. Все они имеют не только прямой доступ к рефинансированию от ЕЦБ, но и подпадают под действие его антикризисных мероприятий.

По мнению Виталия Шапрана, «дочки» евробанков могут теперь выстраивать в Украине новые и долгосрочные бизнес-модели, направленные на кредитование тех украинских компаний, которые экспортируют товары и продукцию на еврорынок.

Если не произойдёт ничего экстраординарного на политическом поле, ослабление евро по отношению к доллару может даже повысить курс нашей национальной валюты; поэтому отечественному бизнесу, ориентирующемуся на еврорынок, стоит больше уделять внимания прогнозам в отношении качелей «евро/гривня». Хотя в Украине имеется собственная валюта, а регулятор проводит свою монетарную политику, возрастающая ориентация на экспорт в ЕС и наличие в стране представителей крупнейших европейских банков делает нас всё более зависимыми от решений ЕЦБ. Учитывая, что этот тренд вполне совпадает со взятым Украиной курсом на членство в Содружестве, по мере возрастания доли экспорта в еврозону будет расти и влияние монетарной политики тамошних финансовых столпов на нашу экономику.

Александр Виноградский

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: