Массовое микрокредитование начинающих предпринимателей на комфортных условиях — мировой опыт показывает перспективность такого подхода. В конце минувшего года министр социальной политики Андрей Рева анонсировал правительственную программу поддержки начинающих предпринимателей через микрокредитование на старте. Попробуем оценить выбор тактики улучшения социального положения украинцев.

 

Посильная задача

Идею микрокредитования бизнесменов министр впервые озвучил публично в конце декабря, подводя промежуточные итоги проекта «Рука помощи», который его ведомство реализовывает при поддержке Всемирного банка. «Руку помощи» в трудоустройстве или открытии собственного микробизнеса предлагают временно перемещённым с Донбасса и из Крыма, а также малоимущим семьям. Помощь предложена в том числе и финансовая.

В масштабах страны итоги проекта могут показаться незначительными: что касается бизнеса, в 2018 году около 250 человек получили «возвратную финансовую помощь» (кредиты), они же создали за год 170 новых рабочих мест. Тем не менее суммарно это более 400 граждан (или даже семей) «при деле», со стабильным источником доходов и уверенностью по крайней мере в завтрашнем дне. К тому же не нуждающихся уже в помощи государства, а наоборот — работающих на его экономику. И это в рамках всего лишь пилотного проекта на ограниченной территории (3 области и отдельные общины в других областях). Поэтому желание масштабировать такую помощь вполне объяснимо.

Конкретики о планах Минсоцполитики в этом вопросе на 2019 год известно мало. Но исходя из первых результатов можно прогнозировать, что верхняя планка микрокредита будет составлять около 70 тысяч грн, и эти деньги не будут выдаваться соискателям напрямую — за них будут приобретены необходимые для бизнеса оборудование и материалы. Кредит будет предоставляться по результатам рассмотрения бизнес-планов, написанных претендентами. И «ссуда» будет не просто беспроцентной: сумма, которую необходимо вернуть государству, будет уменьшаться на размер налогов, уплаченных новоявленным предпринимателем. То есть если за отведённое время (скорее всего, 3 года) участник программы, получивший 70 тысяч на старте, заплатит в бюджет те же 70 тысяч, он не будет должен ничего. Задача посильная даже для мелкого бизнеса!

 

Легенда микрофинансирования

Однако этот формат микрофинансирования может стать объектом критики сразу по нескольким причинам.

Во-первых, либерально настроенные оппоненты могут негативно оценить сам факт государственного финансирования бизнеса. Пусть даже и под лозунгом социальной политики. Действительно, с этой точки зрения министерство создаёт неравные условия для конкуренции (кто-то начинает дело за свои кровные, а кто-то — нет) и за бюджетный счёт спонсирует частную инициативу.

Во-вторых, сами понятия микрофинансирования и микрокредитов в Украине дискредитированы распространением микрозаймов, кредитов «до зарплаты», потребительских кредитов.

Но суть этих систем диаметрально противоположная. Микрофинансирование бизнеса не предполагает выдачу средств «на руки» без лишних вопросов: необходимо существование предприятия или хотя бы плана его создания. В отличие от займов «до зарплаты» под 100–120 % годовых, микрокредиты для предпринимателей обходятся очень дёшево (например, в 3 % годовых). Их предназначение — заправить на короткое время «горючим» то, что уже и так хорошо «едет». Отсюда и низкие проценты: доля проблемных кредитов в микрофинансировании бизнеса традиционно крайне низкая, тогда как даже в банках «неработающими» признаны больше половины выданных кредитов (по оценке НБУ в ноябре прошлого года).

Одним из идеологов микрофинансирования предпринимателей стал бангладешский банкир и экономист (впоследствии получивший Нобелевскую премию) Мухаммад Юнус. В 1970–1980-х он у себя на родине стал выдавать микрокредиты под низкие проценты, без залогов и на короткий срок, местным ремесленникам и другим, как принято говорить, самозанятым гражданам. С одной стороны, это имело социальный эффект: сельчане перестали быть заложниками ростовщиков, которые выдавали займы под огромные проценты, а впоследствии зачастую сами же дёшево скупали у них продукцию. С другой стороны, доля успешно возвращённых кредитов приблизилась к 100 % — безусловный коммерческий успех! Grameen Bank, созданный Юнусом, лишь отдельные кризисные годы заканчивал без прибыли и стал в некотором роде легендой микрофинансирования.

 

Мир без бедности

Организации, предоставляющие микрофинансирование начинающим предпринимателям, существуют повсеместно: от США (где уже 10 лет назад их было полтысячи) до наших ближайших соседей. В Польше действует Фонд развития сельского хозяйства FDPA, в Венгрии — Фонд поддержки предприятий HFEP. Все они так или иначе придерживаются принципов, о которых сказано выше, хотя и имеют пёструю специфику в зависимости от актуальных проблем региона.

Микрофинансирование не предполагает залогового имущества и сложных процедур отбора (люди с низким достатком попросту не прошли бы такое «сито»), их заменяют сложная структура мотивации, поддержки и контроля заёмщиков. Например, их собирают в группы, где каждый несёт ответственность за дисциплину и порядочность всех в расчётах с банком и вложении кредитных средств.

Как правило, такие организации создаются органами власти или благотворителями: так сохраняется социальная ориентированность этих инициатив. Юнус в своей книге «Создавая мир без бедности» отмечал, что перевод микрокредитования на коммерческие рельсы неизбежно ведёт к ухудшению условий для предпринимателей: приходится увеличивать процентные ставки и требовать залог.

В том, что микрокредиты будущим предпринимателям собирается выдавать именно Минсоцполитики, логика, безусловно, есть. Как и в том, что микрофинансирование начинающих предпринимателей по сути — в первую очередь социальная «акция». Вырастет ли из гражданина, пекущего хлеб для своего квартала, новый миллиардер — вопрос десятый. Даже если он «всего лишь» обеспечит свою семью достойным уровнем жизни — для государства и общества это уже хорошо.

Дмитрий Егоров

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: