в Design your life

«Мой дом — моя крепость» — неустаревающая народная мудрость. От того, насколько комфортно человеку дома, зависит его настроение и вся жизнь. Поэтому, готовясь к встрече с известным одесским архитектором и дизайнером интерьеров Татьяной Тоневой, мы были уверены, что речь пойдёт о вещах фундаментальных, тем более что ей есть, чем поделиться в этом плане. Но её предложение оказалось несколько неожиданным: «А давайте поговорим о… санузлах!»

 

 

— За последние десятилетия понятие санузла явно эволюционировало и словосочетание «ванная комната» стало привычнее, хотя основные функции этих зон не изменились: они по-прежнему — символ чистоты, а теперь ещё и место релакса…

— Не возражаю и продолжу: это помещение, где можно расслабиться, важный элемент общения с собой. С ванной комнаты начинается утро каждого члена семьи, и здесь же каждый вечер мы готовимся ко сну. Но функционал расширился: в ванных появились столики для маникюра и ноутбуков, зеркала, цветы, канапе, тумбочки и кресла, барные стойки… Иногда клиент ставит специфические задачи: например, ванная как место проведения романтических вечеров, — соответственно это большая площадь, джакузи на подиуме, портьеры. У этой комнаты может быть множество функций. Психологи настоятельно рекомендуют любить своё тело. Если тебе плохо, приди домой, набери ванну, накидай в неё лепестки роз, зажги свечи, включи музыку, наполни бокал… Так почему же не сделать ванную уютной, красивой, удобной?

 

И модной?

— Я не понимаю, что такое мода в интерьере и в ванных в том числе. Технически, функционально понимаю: появляются новые строительные и отделочные материалы, новые коллекции сантехники. С точки зрения дизайна — нет. С теми, кто ориентируется на «не хуже, чем у соседа», работать сложно. Какая разница, что сейчас модно? Мы же создаём дом, в котором лично вам должно быть комфортно, причём не один год!

 

— Вы — профи, человек со вкусом и опытом. Бывает ли, что пожелания заказчика вводят вас в ступор и вы понимаете, что так делать нельзя?

— Был любопытный опыт. В офисе заказчика было два кабинета и между ними санузел с двумя входами. Думая, что вторая дверь ведёт в кладовку, я спокойно там расположилась, но в самый неподходящий момент из этой «кладовки» вдруг выходит американец, партнёр моего заказчика. Он развернулся, сказал: I am sorry! — и вышел. После этого я никому не рекомендую делать два входа в ванную. Например, люди хотят сделать ванную с двумя входами между двумя детскими, а дети разнополые, и вырастут они быстро. Нельзя этого делать!

И вообще: какие бы странные вещи ни говорил заказчик на первом этапе, я должна его выслушать, сформировать в голове образ того, что он хочет, а потом уже это изображение корректировать в переговорах — не с позиции вкусов, а с позиции дизайна, конструктива. Ему в этом доме жить. Всё должно быть в рамках его желаний и его бюджета. Недавно, например, мы создавали очень необычную комнату. Огромное помещение, полное ангельских ликов. Люстра с ангелами, на стене фреска, на потолке роспись — всё с ангелами. Причём заказчиком был молодой мужчина. Такая вот у него была мечта! Нашей задачей было её воплотить, но не перенасытить помещение. Сейчас в работе у нас тоже необычный заказ — дом в футуристическом стиле. Клиент — поклонник творчества Заха Хадид, ирако-британского архитектора, «разрушительницы канонов». Дом уже возвели, приступили к интерьерным работам. Получается эффектно, но, конечно, очень дорого.

 

— Вот другая ситуация: приходит к вам заказчик и говорит: хочу (условно) жар-птицу! Стоимость понимает, деньги есть. Достанете?

— Без проблем! Вот сейчас в работе очень интересный объект. Заказчик захотел в прихожей и в ванной обои De Gournay ручной работы (нашёл в интернете и заказал в Лондоне). Они пишутся по шёлку и по бумаге, причём рисунок не прерывается и не повторяется, перетекает с одного полотна на другое. На ванную его мечты у нас ушло около полугода. Дизайнеры из Лондона взяли у нас параметры комнаты, моделировали её у себя и присылали нам эскизы. Мы с клиентом вносили коррективы и высылали обратно. Прорабатывали всё: количество ветвей, цветков, птиц на рисунке, какие перья, какая форма лепестков. Наконец было решено, что эскиз идеален, — только тогда его передали в производство. Клеить прилетел специалист из Лондона — наши мастера побоялись…

 

Рассматривая ваши реализованные проекты, визуализации ванных комнат, понимаешь концепт всего помещения. По дизайну ванной, кажется, можно определить даже характер владельца: кто-то любит золото и роскошь, барокко с завитушками, кому-то комфортнее в белой, хирургически чистой комнате. А есть ли вкусовые закономерности? Например, девочки любят «кудряшки», мальчики — геометрию?

— Судя по моему опыту, «хирургическая чистота и ничего лишнего» — как раз любимый дизайн девочек. Мальчики любят роскошь и классику, те самые «кудряшки». Не знаю, как это объяснить. Может, это их внутреннее женское начало говорит? А золото — это хорошо! Золотой цвет чертовски хорош! И золота много не бывает!

 

— Бывают ли, что душа не лежит к выполнению заказа?

— Бывает, конечно… когда нет взаимопонимания, когда деликатно подсказываешь человеку, как правильно в том стиле, в каком он хочет, а он упирается. Я его чувствую, а он не понимает, не слышит меня. Бывают ситуации, когда я всё распланировала, раскудрявила, и вдруг покупается примитив китайского производства… Я теряю интерес, не получаю удовольствия от работы, от самого процесса.

 

— И что в таких случаях? Включаете юмор, чтобы расслабить ситуацию?

— Наоборот — внутри закипаю: ты же ко мне обратился, как к профессионалу, — так доверься моему опыту! Правда, такая ситуация, когда клиент сказал: «Танечка, у меня есть денюжка, делай что хочешь!» — была всего однажды, а чаще человек сначала диктует какое-то направление, а потом начинается: ой, это дорого, и это дорого… И планка постепенно опускается. Особенно когда касается сантехники, плитки. Концевой результат всё равно неплохой, но уже не то… И такие моменты — сплошь и рядом. И не только у меня.

 

— Ваша профессия предполагает серьёзную психологическую нагрузку…

— Да, это огромный труд: физический, интеллектуальный, психологический. Когда работаю с клиентом — близко принимаю к сердцу, бьюсь о стену, порой непробиваемую, мне потом очень плохо. Говорят: отруби! поставь барьер! — а я не могу. Это моя жизнь, моя работа. Мои проекты — это мой след на земле. Я хочу создавать такую среду, в которой клиент чувствовал бы себя комфортно.

Многие мои коллеги считают по-другому: бизнес превыше всего. Но лично для меня превыше всего отношение человека ко мне после того, как он погрузился в атмосферу интерьера, который я для него создаю. Я полностью отдаюсь этой работе, этому человеку; пытаюсь войти в его сознание, смотреть его глазами. И когда заказчик ставит барьер, я страдаю, у меня начинается депрессия, кофе в огромных количествах, могу даже пару бокалов вина выпить, чтобы снять нагрузку.

 

— Случалось ли отказываться от проекта?

— Случалось… Как-то обратился молодой парень. Пришёл, сидит, ссутулился весь. Смотрю и не могу понять, что за поза. И замечаю, что у него на шее на толстенной цепи висит гигантский крест и золотая икона, бедняга таскает всё это на своих плечах. На участке у него помимо колоннады с бассейнами, горок, ручьёв, водопадов был иконостас и вольер. На вопрос «зачем» он ответил, что пацаны обещали подогнать белого тигра. Я говорю: «О, так надо к вольеру сделать аллею из львов, и чтобы все львы в разных позах, с разным выражением лица». Ему идея понравилась, но когда мы ставили задачу скульптору, тот впал в ступор: ну как десяткам львов сделать разное выражение? А мой заказчик показывал эти выражения: такой лев, такой…

 

— Так вы реализовали этот прикол или рассосалось на уровне шутки?

— Слава Богу, рассосался сам заказ. Я в таких ситуациях чувствую себя униженной. Это категория людей, которые говорят «массандра», «Версаль» с ударением на первом слоге. И ты вдруг начинаешь сомневаться: а может, действительно массандра, а не мансарда? И версаль, а не Версаль?..

А со львами была другая смешная история. Делали мы классическую квартиру, и понадобилась пара львиных голов. Пригласила я прекрасных мастеров по лепке, они взяли имеющиеся шаблоны морд, с клыками, с оскалом, — и изготовили. Клиентка приходит, посмотрела и говорит: «Какие-то они весёлые… Они же должны быть сердитые!» Гипс был ещё влажным. Что делают скульпторы, желая упростить задачу? Опускают щёки вниз, нос сползает… И получился сердитый еврейский лев! Его, конечно, не утвердили. Образец до сих пор хранится у меня в офисе, веселит клиентов. В нашей работе это нормально, нереализованных приколов хватает.

 

— Вы сова или жаворонок? Когда у вас пик активности?

— Мой биологический день начинается в 6 утра, но пик активности приходится на вторую половину дня. Я такая жаворонкообразная сова, — с тех пор, когда ночами занималась проектированием, не ложась спать. Когда клиент приходил ко мне утром, то говорил: «Ты так быстро одеваешься! Я только позвонил в дверь, а ты уже с планшетом выходишь!» С тех пор это смешалось. Работаю ночью, утром выдаю проект, потом еду на стройку, общаюсь с клиентами, салонами и прочее. А вечером кофе, кофе, кофе, работа над проектом. Я и тогда очень быстро работала, хотя ещё не было компьютеров.

 

— Раньше эскизы делались от руки. Сейчас технологии позволяют этот процесс ускорить, сделать несколько вариантов визуализации. Вроде бы удобная оптимизация, но я знаю ваших коллег по цеху, которые по- прежнему делают эскизы вручную. А как вы к этому относитесь?

— Раньше мы всё делали от руки, и в студию я приглашала ребят, умеющих так работать. Но это действительно занимает очень много времени. На один эскиз уходит, скажем, 4 часа. Поменять расположение — ещё 4 часа. И так далее. Скорость, время… Хотя в Европе ценится ручная работа. Очень ценится! За это платят серьёзные деньги.

 

— Получается, что европейский заказчик отличается он нашего? И почему предпочитает эскизы от руки? Европейцу что, фактор времени не важен?

— Может потому, что в ручных эскизах чувствуется личность творца, они живые, они говорящие. Электронные эскизы всё-таки безликие. Вообще европейский заказчик более образован, в эстетическом отношении более развит. Им чувство вкуса присуще от рождения, на мой взгляд. А нашему заказчику нужно время, чтобы разобраться в том, что ему предлагают.

 

Ваши проекты можно рассматривать бесконечно. Функциональны — бесспорно. Красивы — необыкновенно. Не повторяются однозначно. А что остаётся «за кадром»? Расскажите о технических аспектах интерьерного волшебства.

— За кадром остаётся огромный труд. Первый и самый болезненный вопрос — хорошая команда строителей. Недостаточная квалификация строителей может любой проект испортить. А если работают профессионалы, то проблем не возникает — есть рабочие моменты. Конструкторы — ещё одна тема. Имела счастье и честь работать с Леонидом Михайловичем Фраком — вот это был профессионал! Говорил: «Танечка, рисуйте, что хотите, я вам всё посчитаю». Потрясающий был человек, рассеянный немного, неопрятный но очень светлый. К сожалению, ушёл из жизни. Я очень скучаю за ним. Редкого таланта конструктор, многие его инженерные решения вошли в учебники по конструкциям.

 

— У вас есть своя команда строителей?

— Конечно, а как без этого! Это гарантия качества, в котором ты будешь уверен. Часто у заказчика уже есть своя «команда», но не всегда этот набор людей можно назвать командой. К сожалению, клиент часто ориентируется только на ценовую политику. Последствия предсказуемы… Был такой случай в моей практике. Авторский надзор, приезжаю на объект, а прораб к батарее наручниками пристёгнут, сидит, весь в пыли. Я как эту картину увидала, ручки, как зайчик поджала, и спрашиваю: «К архитектору претензии есть?» — «Нет, — говорит, — всё хорошо!..»

 

— Вы не только дизайнер, но в первую очередь архитектор. Берётесь ли за масштабные проекты?

— Мы занимаемся проектированием коттеджей. Но не более. Я не люблю масштабные проекты. Я люблю работать с людьми, люблю помогать человеку, осознать, о чём он мечтает, и воплотить эту мечту в его доме. Это мне интересно.

 

— Вы продолжаете поддерживать отношения с заказчиками после завершения работ?

— Да, часто. Многие клиенты обращаются ко мне повторно. Есть одна семья, я им делала небольшую квартирку на Молдаванке, потом большую квартиру в престижном доме. Потом — свой большой шикарный дом в стиле современной этники. Потом в этом доме я им делала две детские. Потом — дом старшей дочке. А теперь и младшая вышла замуж, подыскивают сейчас себе участок. Так интересно: они уже свои, родные. Я всю их историю знаю! И я рада, что у них хорошо идут дела, что есть возможность создать себе именно такой дом, о каком мечтается! Ещё была у меня клиентка, оказавшаяся в очень сложной жизненной ситуации. Продала квартиру со всей начинкой, даже с вилками-ложками, ничего не забрала, чтобы не вспоминать. Мы ей новую квартиру создавали с нуля. Так она потом рассказывала, что вдруг рисовать начала. Акварели. Говорит, что так квартира на неё повлияла. А ещё недавно работали с одним человеком, — он из семьи ушёл. Всё там оставил, купил себе маленькую квартирку, хотел пожить уединённо. Очень тяжело её строили, много было споров, конфликтов. И вот мы закончили. И в первую ночь он мне звонит, кажется, прямо в полночь, и говорит уставшим голосом: «Тонева… Вот лежу и любуюсь твоей работой». Вот ради этого я работаю!

 

— Ну это рабочая пролонгация!

— Был случай, когда клиенты мне очень помогли. Я хотела сесть за руль автомобиля. Они спросили, очень ли я этого хочу, и после моего эмоционального «да» записали меня на курсы, причём готовы были помочь ускорить решение этого вопроса. Но я добросовестно ходила, учила правила, ездила с инструктором. А инструктор был злобный дедушка, на каждом уроке говорил, что я никогда не сдам на права. То ли денег хотел, то ли меня невзлюбил, не знаю. Но клиенты мне и здесь помогли. Однажды прихожу на вождение, только села за руль — подъезжает чёрный BMW, открываются четыре двери, выходят мои клиенты и вежливо интересуются, как мои успехи. Дедушка после этого вёл себя вполне прилично. Эти же ребята помогли мне ещё раз. У меня был Ford Festiva — редкая модель. Как-то я умудрилась «надеть» фару на выхлопную трубу стоявшего впереди автобуса, и потом эту фару не могла нигде заказать. Говорили, что это проблема практически не решаемая. Оказалось, что всё решаемо. Получила я свою родную фару, по вполне вменяемой цене.

 

А когда нужно приходить к Татьяне Тоневой, чтобы разговор заладился, чтобы получить какие-то преференции, бонусы? Что для этого нужно?

— После полудня. Что нужно? Доброжелательность, хорошее настроение. Если заказчик приходит раздражённый — что я могу для него сделать? Ничего. А если он доброжелательный — с ним работать приятно. У меня, как правило, бывает два результата: либо финансовый, либо, если не очень финансовый, то хотя бы моральное удовольствие. Раньше я костьми ложилась, доказывая свою правоту; коллеги смеялись, говорили: «Тонева, зарабатывай деньги, зачем тебе эти амбиции, чистота стиля!» А я не могу. Если выбрала какое-то направление — ругаюсь, в меня кидают стулья, я кидаю чертежи в клиента, ненормативная лексика идёт в ход… А в конце все довольны, все счастливы, все благодарны и говорят: «Да, ты была права!» К чему эти стрессы? Стараюсь достаточно доходчиво объяснять клиенту, что ему нужно сделать на его деньги, чтобы он получил удовольствие от конечного продукта.

 

Как-то мы отошли от темы санузлов…

— Разве? Я вообще считаю, что ванные комнаты скоро отвоюют популярность у гостиных!

Татьяна САВЧЕНКО,

Дарья КУПРИЯНОВА

 

 

Архитектурная студия Татьяны Тоневой основана в 1995 году. Студия имеет огромный опыт в сфере дизайна интерьера, проектирования жилых и общественных зданий. Творческое кредо Татьяны Тоневой «Главное — атмосфера для души» воплощено в сотнях реализованных эксклюзивных проектов.

Одесса, Лидерсовский б-р, 5, офис 168.

Тел. (048) 784-10-99,

e-mail toneva@rambler.ru

http://studioton.com.ua

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: