В конце лета завершился срок передачи «в хорошие руки» четырёх неэксплуатируемых месторождений урана в Николаевской и Днепропетровской областях, однако привлечь инвесторов не удалось. В интересе к украинскому урану состязаются китайцы и американцы. Что стоит за меморандумами, заключёнными с той и с другой стороной?

 

Шансы, стремящиеся к нулю

Украина производит порядка 1 тысячи тонн уранового концентрата в год; ещё примерно столько же закупаем за рубежом. Уровень обеспеченности собственным ураном оценивается в 40 %. Каждый год на закупку импортного топлива Украина тратит свыше $430 млн. Доходы от этих поставок делят российская корпорация «ТВЭЛ» и американская Westinghouse Electric. За 7 месяцев импортировано топлива для АЭС на $248,1 млн: 69,8 % из РФ, остальное — из Швеции.

Менее чем за 10 лет Westinghouse Electric фактически забрала около трети рынка, ранее полностью российского. Курс — на 50 %. Соглашение до 2025 года предусматривает поставку шведского ядерного топлива для обеспечения 7 из 15 украинских атомных блоков.

На сегодня в Украине разведаны 23 урановых месторождения, это ресурс в 235 тыс. тонн. Одними из наиболее перспективных считаются Сафоновский и Новогуровский участки, Михайловская и Сурская площади. Есть сырьевая база, есть потребитель, но нет своего предприятия по обогащению урана. Стоимость такого предприятия оценивается в $700–800 млн. Для строительства завода в Кировоградской области создано ЧАО «Завод по производству ЯТ», в котором украинский госконцерн «Ядерное топливо» контролирует 50 % плюс 1 акция, а российский «ТВЭЛ» — 50 % минус 1 акция. Никаких движений по проекту за многие годы сделано не было; а после аннексии Крыма шансы на его реализацию устремились к нулю.

 

Кислотные потоки

Интерес китайцев к стратегической отрасли отразился в меморандуме 2015 года с концерном «Ядерное топливо». Документ предполагает «внедрение технологий CNEIC (China Nuclear Energy Industry Corp.) в сфере ядерно-топливного цикла, сотрудничество по развитию и внедрению новейших технологий в сфере циркониевого производства, привлечение инвестиций для развития в Украине ядерно-топливного цикла».

В августе прошлого года Восточный горно-обогатительный комбинат (ВостГОК), входящий в концерн «Ядерное топливо», по требованию Госбанка развития КНР заказал аудит своей финансовой отчётности за последние 3 года. В прессе циркулировала информация, что китайцы намерены кредитовать приобретение концерном предприятия по производству серной кислоты, — необходимой составляющей в добыче урана выщелачиванием и производстве диоксида урана. На переданных в 2015 году в пользование ООО «Атомные энергетические системы Украины» месторождениях урановых руд также планировалось использовать не шахтную выработку, а выщелачивание.

Примечательно, что серная кислота является побочным продуктом производства самого ВостГОКа, а Минэкономразвития Украины ввело квоты на беспошлинный импорт серной кислоты, перегородив «кислотные потоки» из Беларуси и РФ.

 

Обещать — не значит жениться

На этом фоне многообещающе прозвучало предложение руководства CNEIC провести трёхсторонние переговоры с участием россиян о выкупе Китайской национальной ядерной корпорацией (CNNC) акций «ТВЭЛа» в рамках проекта по созданию в Украине вышеупомянутого производства тепловыделяющих элементов. При этом бывшего поставщика технологий в лице «Росатома» китайцы постепенно превращают в поставщика сырья. Весной CNNC возобновила добычу на урановом руднике в Забайкалье, с правом вывозить половину добытого урана.

У Китая около 40 действующих атомных реакторов и планы довести их число до 60 в ближайшие годы. Необходимо сырьё, и китайцы активно скупают по всему миру урановые рудники. Не исключено, что предложение, аналогичное забайкальскому, получит и Украина. Однако предложение поучаствовать в создании завода по выпуску тепловыделяющих элементов в Украине, как показывает опыт с РФ, вовсе не означает, что завод будет построен. У CNEIC есть собственный завод по обогащению урана. Очевидно другое: что Китай готов вытеснить россиян отовсюду, где работают российские реакторы. К тому же у китайцев есть свои реакторы на продажу — CAP1000 и Hualong-1, а у нас 4 атомные станции с 15 энергоблоками, которые требуют замены.

 

Третий лишний?

Как тут не вспомнить ещё один меморандум — между НАЭК «Энергоатом» и Holtec International (США), получившим подряд на строительство хранилища отработанного ядерного топлива. Этот меморандум касается сотрудничества в сфере использования малых модульных реакторов SMR-160, на которых, в частности, могут устанавливаться турбины украинского «Турбоатома». Holtec берёт на себя локализацию производства корпусов для SMR-160 в Индии и Украине, а оборудование и даже топливо для них могут производиться у нас. Правда, пока не построен даже опытный образец этого реактора… Между тем китайцы якобы уже получили добро от МАГАТЭ на строительство своих модульных мини-реакторов ACP-100. И уже планируют возведение первого на острове Хайнань.

Недавно вице-президент Westinghouse Азиз Даг, после загрузки блока Южно-Украинской АЭС американским топливом, напомнил, что технологией подготовки топлива для украинских реакторов владеют только Westinghouse и «ТВЭЛ». И подчеркнул, что при выборе ядерных партнёров Украине следует помнить, что от этого зависит её энергетическая безопасность и независимость.

Появление третьего претендента, готового перекупить чью-то долю атомного пирога, — это удобная возможность поторговаться. Лишь бы этот торг не привёл к выходу «мирного атома» из-под контроля…

Виталий Владов

Оставить комментарий

Войти с помощью: