Юрий Мильнер (Mail.ru Group) и Марк Цукерберг (Facebook) учредили собственную премию (которая уже стала крупнейшей в мире) и награждают ею четвёртый год подряд. На статус непревзойдённых меценатов претендуют и остальные соучредители премии — Сергей Брин и Анна Войжицки (Google), а также глава Apple Артур Левинсон, ставший председателем специально созданного фонда Breakthrough Prize in Life Sciences Foundation.

 

11 друзей Цукерберга

$33 млн Breakthrough Prize ежегодно делят между собой 11 лауреатов в 6 номинациях. Простая арифметика показывает, что амбициозные герои IT-вселенной подошли к вопросу с размахом: их премия более чем в 2 раза превышает Нобелевскую. Лауреаты Нобеля с 2001 года получают по 10 миллионов шведских крон (на 2011 год это $1,4 млн).

Новые «нобели» начали именно с области биологии и медицины, справедливо полагая, что в этих фундаментальных науках найдут себя немало молодых умов. Упор делали на продлении жизни, а также лечении сложнейших болезней. Сотни молодых врачей и биологов словно ждали, когда у их сверстников-миллиардеров мелькнёт такая идея. Теперь что ни год, то прорыв в медицинской науке.

Первые победители — 11 учёных из США, Нидерландов, Италии, Японии вошли в комитет премии, который спустя год выбирает следующих лауреатов.

 

Премия за жизнь

Такая преемственность талантов и «научно подкованный» отбор себя оправдали. Цитолог Яманака получил премию за создание индуцированных стволовых клеток, генетик Ботштейн — за разработку метода изучения наследственных заболеваний человека при помощи ДНК, нейробиолог Баргманн — за изучение генетики нервной системы.

Дальше — больше. Онколог Феррара стал лауреатом за разработку терапии рака глаз, его коллеги Фогельштейн и Вайнберг — за изучение онкогенов, а генетик Лэндер — за работу над проектом «Геном человека».

В 2014–2015-м миллионы позавчерашних студентов Кремниевой долины делили уже способ блокады молекулы Т-клетки для эффективной терапии рака, обоснование революционного метода лечения болезни Паркинсона, открытие биохимических механизмов, вызывающих гипертонию, исследование древнейшего механизма бактериального иммунитета и превращение его в действенную технологию для всей биологии и медицины…

 

Новые стратегии

За какой же прорыв в медицине и биологии можно сегодня получить $3 млн?

Учёные Дизерот и Бойден стали лауреатами в одной теме: один был аспирантом у другого в совместном исследовании по оптогенетике. Они разработали методику активирования нужных нейронов мозга в нужный момент. «Опто» — от оптического волокна, его используют как проводник света, которым облучают мозг. Японские коллеги, кстати, лауреаты Нобелевской премии, подхватили эту идею и развили до невозможных высот: научились при помощи оптогенетики вызывать у лабораторных мышей нужные воспоминания, включая ложные. В двух словах: чтобы заставить живое существо вспомнить о чём-то, надо просто вовремя включить свет.

Но есть у Breakthrough Prize и более практичные достижения. Генетики Гоббс и Харди затронули тему, актуальную для толстеющего и ленивого человечества: болезнь Альцгеймера и сердечно-сосудистые заболевания. Они взялись за подзабытые методы медицинской генетики и, вспомнив истоки, отсеяли из массива данных о целых поколениях отдельных семей признаки генных мутаций, отвечающих за вышеуказанные болезни. Учёные выявили, какие именно гены, мутируя, копят холестериновые бляшки и межклеточный мусор и сбивают здоровые настройки организма. В общем, стратегия намечена; дело за тактикой. А найти низкомолекулярное вещество, способное «выключить» ген — вопрос времени и денег.

 

Вперёд — в прошлое

А такой лауреат Breakthrough Prize, как палеогенетик Паабо, уже вошёл в историю тем, что его научная группа прочитала геном неандертальца. Теперь учёный разбирает другую ископаемую ДНК — древней лошади и настаивает, что она со временем распадается. Информацию, как оказалось, «засоряют» ДНК микроорганизмов, живших на костях.

Усилиями Паабо в прошлом году секвенировали самый древний геном сапиенса, выделенный из кости, найденной на берегу Иртыша. Благодаря тому же секвенированию ДНК молочного зуба из пещеры на севере Италии стало возможным понять происхождение важнейшей для учёных протоориньякской культуры.

Другое важное открытие, сделанное при участии Паабо (изучали фаланговую косточку детского пальца) обнаружен совершенно новый вид человека — денисовец. Если сравнить его с геномами сапиенсов и неандертальцев, мы сможем узнать ещё много интересного о своём прошлом и прошлом своих предков.

 

Наперекор консерваторам

Химики и биологи в основном не делят «на троих» номинацию, как бывает у соискателей премии по физике и математике. Но среди лауреатов Breakthrough Prize по математике этого года всё же есть выдающиеся личности и достижения. Награду получил Ян Агол из Калифорнийского университета за работу по топологии. Его геометрические задачи доказывают одни теоремы, опровергают прежние и в целом тянут на новую теорему — Агола.

Интересный факт: математик Петер Шольце, второй год подряд отмеченный оргкомитетом в номинации «Новые горизонты математики», скромно отказался от премии. Поощрительные премии до $250 тыс. получили молодые учёные. Одна из них досталась 18-летнему студенту Райану Честеру из США за создание видео, доступным языком объясняющее теорию относительности Эйнштейна.

Оргкомитет Breakthrough Prize строит свою политику по-юношески — наперекор. Например, отмечают тех представителей современной науки, которые до сих пор не получили признания от консервативной, но очень престижной Нобелевской премии. Разве что в 2016 году оба оргкомитета пришли к поразительному согласию и отметили в номинации «Фундаментальная физика» одних и тех же первооткрывателей нейтринных осцилляций.

А вот взгляды на важность для судьбы человечества открытий в биологической части оказываются противоположны. Впрочем, как почти всегда. Но это и неважно.

Оставить комментарий

Войти с помощью: