Число облюбованных украинским и мировым бизнесом офшорных зон неуклонно снижается. Вслед за Кипром с начала 2019 года статус «классического» офшора потеряли Британские Виргинские острова, на очереди к небытию другие подобные юрисдикции. Всё это результат действий глобального плана противодействия размыванию налогооблагаемой базы BEPS. Присоединение Украины к его конвенциям и договорам должно произойти уже к концу текущего года.

 

Сладкое заканчивается?

Зоны с «нулевыми» ставками налогов и возможностью скрыть движение средств на счетах одна за другой сдают в архив былую привлекательность, подчиняясь соответствующему закону Евросоюза. Под его действие подпадают все юридические лица с регистрацией на Британских Виргинских островах, претендующие на статус резидента и занимающиеся дистрибуцией продукции, грузоперевозками, страхованием, управлением собственностью, банковской и финансовой деятельностью. Такого рода компаниям нужно будет подтвердить своё экономическое присутствие на этой территории: наличие офиса, сотрудников, оборудования и соответствующих статей расходов.

Если раньше учреждать офшорную компанию и управлять ею можно было без физического присутствия, то теперь это станет невозможным. Отныне юридическое лицо должно быть представлено реальными лицами или же управляющими компаниями, которые имеют специальную лицензию на такой вид услуг. На адаптацию работы к новым требованиям закон выделяет шесть месяцев.

Известно, что счета многих компаний-«пустышек» были закрыты ещё в 2018 году. Как поясняет управляющий партнёр юридической компании «Де-юре» Григорий Трипульский, действующие фирмы получили так называемый переходный период до 30 июня текущего года и за это время должны привести свои дела в соответствие с принятым законом. Что касается новых компаний, то теперь без доказательств реального присутствия в юрисдикции Британских Виргинских островов им зарегистрироваться не удастся.

Многим из тех, кто привык работать через островной офшор, теперь придётся искать себе новое налоговое прибежище. По разным оценкам, через Виргинский архипелаг оптимизировали налоги от 30 до 60 % крупных и средних компаний.

 

Бежать или остаться

Начавшееся давление на офшоры — лишь одно из звеньев глобального процесса, связанного с программой противодействия BEPS. США и Евросоюз начали решительную борьбу за свои деньги, огромными потоками утекающие «неведомо куда». Приручение непокорных начали с Кипра, на очереди ряд других подобных юрисдикций.

По мнению экономиста Алексея Куща, эпоха сформировавшейся несколько десятилетий назад системы офшоров подходит к завершению. Практика агрессивного международного налогового планирования сегодня получает противодействие во многих странах, и в этом вопросе даже некоторые наши соседи из постсоветского списка продвинулись в светлое будущее гораздо дальше нас, а мы всё ещё остаёмся некой серой зоной на европейской карте.

Эксперты уверены, что большинство тех, кто испытает на себе строгости, связанные с подозрениями в BEPS, согласятся принять новые правила игры, и только незначительная часть нарушителей постарается перебежать в другие офшоры. Как правило, такие выбирают небольшие налоговые убежища — островных мини-республик в Океании типа Палау или Кирибати, которые пока не подотчётны FATF и подобным организациям по борьбе с отмыванием денег. Но в конце концов и им не миновать внимания международных конвенций, обязывающих бизнес раскрывать конечных бенефициаров и проводить прозрачную деятельность. Сегодня ещё пользуются спросом относительно «правильные» офшорные компании в Черногории, Венгрии, Болгарии или так называемые партнёрства, расположенные в Канаде, Гонконге, Шотландии и ряде других стран. Наблюдается интерес к Эстонии из-за существующего там на данное время специального режима налогообложения; удобными с этой точки зрения являются и некоторые штаты в США.

Рано или поздно офшоров в их классическом понимании не останется. Дальновидно поступают те украинские предприниматели, которые отказываются вести дела через налоговые гавани и переходят к работе с резидентными структурами. Собственно, украинские налоги — далеко не самые высокие в мире, а с начавшейся в феврале либерализацией валютного рынка вполне можно работать по легальным схемам.

 

BEPS и другие неприятности

Стоит отметить, что Украина имеет свои особенности использования офшорных зон. Так, лидерами в структуре зарубежных инвестиций по итогам 2018 года оказались Кипр и Нидерланды. По словам Алексея Куща, украинские холдинги выбирали эти страны исходя из преимуществ местного корпоративного законодательства. Зарегистрированные в офшорах компании часто используются украинскими финансово-промышленными группами при оптимизации экспортных цен на сырьё. Разница (а это, по разным подсчётам, около $15 млрд) аккумулируется в офшорах типа Британских Виргинских островов.

Сегодня Украина находится на завершающем этапе подключения к Плану действий BEPS и другим международным соглашениям и системам противодействия размыванию налогооблагаемой базы. Подписание Украиной соответствующих договоров и конвенций является обязательным и должно произойти до конца текущего года. Это прямая возможность для украинских налоговиков почти в автоматическом режиме обмениваться с зарубежными коллегами данными относительно операций, которые проводят компании с украинскими бенефициарами. То есть возможность возвращать миллиарды долларов в нашу экономику.

Александр Сафонофф

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: