В 2007 году в мире было 119 млн молочных ферм — теперь их 118, подсчитали статистики IFCN Dairy Report. При этом поголовье бурёнок в крупных животноводческих хозяйствах растёт. Требования Евросоюза по регламентации качества молока способствуют концентрации его производства в крупных хозяйствах. Соответственно свежие стандарты на молочную продукцию недавно приняты и у нас. Что означает европейский выбор для украинских молочников?

 

Молочно-товарная концентрация

На статистику заметно влияют процессы в странах, лидирующих по производству молока. Так, в США численность стада средней фермы за последние десять лет выросла со 122 до 203 голов, в Австралии — с 214 до 283.

На фоне монументальных молочных предприятий этих стран фермерский ландшафт Европы выглядит несолидно: прирост с 9,4 до 18,4 голов крупного рогатого скота. Причины — высокая плотность населения и традиционное доминирование малых фермерских форм хозяйствования, чья конкурентоспособность поддерживается мощными субсидиями. Выбивается из общей картины восточноевропейская тройка — Румыния, Сербия, Польша, где число молочных хозяйств исчисляется сотнями тысяч, а средняя численность поголовья в одном хозяйстве не достигает 10.

В Украине за период с 2007 по 2017 годы отмечена молочно-товарная концентрация: число хозяйств, держащих коров, сократилось более чем наполовину — до 2,6 тысяч, а средний размер стада вырос со 143 до 204 голов. При этом в 2018 году производство молока снизилось: по итогам 11 месяцев украинские компании произвели 9,46 млн тонн молочной продукции, что на 1,9 % меньше, чем за аналогичный период 2017 года.

 

Идёт в деревню стадо…

Обмеление украинских молочных рек можно объяснить постепенным сокращением поголовья в приусадебных хозяйствах. Число «личных» бурёнок сократилось на 3,3 % — до 1,5 млн голов, а поток молока от частников усох на 2,3 % — до 7,3 млн тонн. Промышленное поголовье коров растёт, доля агрохолдингов в формировании общего молочного потока увеличивается, и в поставках молока на переработку они уверенно лидируют. Сформировался пул предприятий, эксплуатирующих более 500 голов каждое. Таких ферм насчитывается свыше 230, и они уже обеспечивают около половины всего закупаемого переработчиками молока.

Принятый в июле прошлого года ДСТУ 3662:2015 разделил молоко на сорта «экстра», «высший» и «первый». Это способствует уходу с рынка продукта второго сорта — массового для большинства крестьянских хозяйств. Впрочем, крестьянам дали время на модернизацию, сохранив «второй сорт» до 1 января 2020 года, а его приём на молокозаводы для переработки в такие продукты, как казеин и корма для животных, останется открытым до 2022 года.

На поддержку молочных ферм в прошедшем году был выделен 1 млрд грн, а число заявок их владельцев на получение финансовой помощи выросло с 30 в мае до 570 в сентябре. Это очерчивает сегмент небольших фермерских хозяйств, которые, очевидно, планируют удержаться на рынке, перейдя на производство молока высшего класса.

Ещё более внушительные цифры демонстрирует промышленное молочное животноводство: за 9 месяцев 2018 года в эксплуатацию введено свыше 50 новых животноводческих комплексов. Их совокупная мощность оценивается примерно в 150 тонн молока ежедневно, предположительно — высших сортов. Но если учесть, что молока второго сорта в сутки переработчики принимали в среднем по 3 тысячи тонн, становится понятно, что полноценная реализация нового госстандарта затянется; хотя бы потому, что заместить выпадающие объёмы второсортного молока за оставшийся срок вряд ли удастся.

 

Инициатива сбоку

Закрытие рынка Российской Федерации и европейские требования к импорту молока исключительно экстра-класса так или иначе вынуждают украинские предприятия модернизироваться. В этой ситуации увереннее чувствуют себя крупные хозяйства, способные привлечь средства на техническое перевооружение и повышение продуктивности поголовья.

Надежда на кооперативы, которые смогут объединить сотни маленьких производителей в распределённые конкурентоспособные структуры, похоже, не оправдывается. Массовой низовой инициативы крестьянских хозяйств не наблюдается. В Украине действуют порядка полутора сотен небольших молочных кооперативов, значительная часть которых создана по инициативе сверху — переработчиками или агрохолдингами, а то и «сбоку». Так, собственный проект «Развитие молочного бизнеса в Украине» реализует в четырёх областях страны правительство Канады, причём канадские инвесторы становятся акционерами перерабатывающих предприятий, которые и будут скупать фермерскую продукцию.

 

Подписка на молоко

В конкуренции на мировом рынке молочной продукции уже давно участвуют не отдельные предприятия и фермеры, а их объединения. Европейский кооператив FrieslandCampina — это 19 тысяч ферм по всей Европе; в Arla Foods состоят более 12 тысяч европейских фермеров.

Рост интереса к растительным аналогам молочных напитков в перспективе будет снижать потребление питьевого молока. Вне этих тенденций пока остаётся Китай, где есть резервы для роста потребления молочной продукции, а собственное производство молока снижается по причине низкой рентабельности в связи с дороговизной импортных кормов.

Борьба за этот рынок и перспективный Ближний Восток идет жёсткая, и движителями её выступают глобальные структуры. Неслучайно упомянутые суперкооперативы в 2018 году приобрели ряд профильных активов на Ближнем Востоке и в Пакистане — поближе к многообещающим рынкам сбыта. Но они не проявляют интереса к включению в свои цепочки украинских фермеров.

Возможно, ситуация изменится уже в ближайшем будущем. А пока у малых производителей «второсортного» молока остаются свои ниши: переработка в непищевые продукты, прямые продажи на традиционных продуктовых рынках и адресная доставка по подписке, которая ещё ожидает своих первопроходцев.

Виталий Владов

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: