В конце февраля Национальный банк Украины (НБУ) опубликовал проект постановления об уменьшении лимита расчётов наличными до 15 тысяч гривен. Ограничения коснутся расчётов предпринимателей с физическими лицами. Сузив возможность неподконтрольного использования наличных, регулятор государственной финансовой системы рассчитывает выиграть новый «бой с тенью». И не только…

 

Сashless economy

Так называется стратегия, которую НБУ реализует с 2016 года. Её актуальная цель: увеличить долю безналичных платежей в Украине до 55 % к 2020 году. В планах — сократить объём наличных денег в обращении до 9,5 % ВВП. Увеличение доли безнала, как утверждают специалисты НБУ, не только улучшит контроль над финансовыми потоками, но и сократит расходы на инкассацию, производство и хранение физических банкнот и монет.

Снижение лимита на операции с наличными — лишь часть стратегии. Намечены и другие мероприятия, цель которых — снижение спроса на наличные, популяризация безналичных платежей, развитие платёжной инфраструктуры.

Безналичные расчёты — тренд общемировой и возник не сегодня. К примеру, в Китае расплатиться при помощи мобильного приложения можно даже в уличных киосках. Иностранные банки не могут вести свою деятельность на территории страны, и вместо обычных пластиковых карточек правительство внедрило многофункциональные смарт-карты. ID-карта заменяет паспорт, пропуск, диплом, разрешение на работу и банковское приложение для оплаты услуг через POS-терминалы. К банковскому счёту привязывается QR-код; с его помощью покупают товары даже на рынках, оплачивают аренду транспорта, медицинские услуги и многое другое.

 

По обе стороны океана

В США 90 % всех платежей — безналичные. Главным инструментом является чек. За океаном чековое обращение получило наибольшее развитие. Чеки обслуживают и крупные операции, и мелкий оборот. Кроме них в ходу кредитные карты и система предуведомленных платежей. Банк автоматически зачисляет на текущий счёт или, наоборот, списывает с него суммы по заранее заключённому договору, не требуя одобрения клиента в каждом конкретном случае. Так американцы производят коммунальные платежи, аренду, страховые взносы, платежи по закладным. Среди поступлений — заработная плата, пенсии, рентные платежи.

Франция с 2014 года принимает законы об ограничении наличных и уже практически исключила из оборота крупные суммы. Сейчас здесь доля безналичных расчётов — 92 %, а банковской карточкой пользуются 70 % населения. Наличными в основном оплачивают мелкие покупки, средний чек — 25 евро.

Швеция вообще в 2018 году почти отказалась от физических денег: наличный оборот в стране составляет всего 1 % от всего объёма экономики.

Но есть в Европе и приверженцы традиционных расчётов. По числу транзакций наличными лидирует юг еврозоны, от Португалии до Кипра. Платить по старинке предпочитают Германия, Австрия и Словения (более 80 % оборота в кэше). В этих странах есть заведения, где до сих пор не принимают банковские карты.

 

В наших реалиях

Практика уменьшения объёмов наличных расчётов, прижившаяся во многих развитых странах, в наших реалиях может создать неудобства даже для добросовестных субъектов хозяйствования. И при этом быть неэффективной в борьбе с теневой экономикой.

Уменьшение лимита неудобно компаниям или предпринимателям, которые привыкли покупать за наличные необходимые для бизнеса товары или услуги, стоимость которых не превышает 50 тысяч грн. Особенно почувствуют это неудобство те, кто закупают агропродукцию у мелких фермерских хозяйств. Ожидать, что все расчёты перейдут в безналичную форму, вряд ли стоит; а структурировать закупки за наличные легально после уменьшения лимита станет сложнее.

Проблемы могут возникнуть у адвокатских фирм, ломбардов и кредитных организаций, крупных магазинов. Так, если стоимость вещи, которую возвращает покупатель, выше 15 тысяч грн, то деньги за покупку будут отправлять на карту, а расчёты между физическим лицом и компанией предлагают оставить на уровне 50 тысяч грн. То есть купить товар в магазине ещё можно будет за наличные, а оформить возврат — только на карту?

Новые ограничения также могут усложнить использование схем с ФЛП на едином налоге для обналичивания средств: предпринимателю придётся объяснять, куда он потратил значительную сумму наличности, да и банк может потребовать документы, подтверждающие её целевое использование.

 

Альтернатива без вариантов

«Пока оборотные средства бизнеса не будут в безопасности в банках, ограничения усиливать нельзя. Люди и так не доверяют банковской системе. Тем более, как заявляют чиновники, её зачистка ещё не завершена. Украинский бизнес уже потерял миллиарды гривен во время банкопада. Деньги Фонд гарантирования выплачивает предпринимателям в последнюю очередь. Как довериться госбанкам, если уровень сервиса и оперативность работы в них оставляют желать лучшего? Плюс дополнительные затраты, которые бизнес понесёт за обслуживание в банках — в виде комиссий», — напоминает председатель Союза защиты предпринимателей Сергей Доротич.

Глава Ассоциации малого и среднего бизнеса Руслан Соболь, напротив, видит в удорожании конечного продукта положительную сторону: «Нужно будет выйти из тени, заплатить все налоги, что отразится на цене конечного продукта, которая вырастет на 10–15 %. Это на самом деле немало. Конечные потребители заплатят больше, но за это они получат гарантию на приобретённые товары и услуги. Будут защищены права потребителей».

В общем, предпринимательская среда видит в новых инициативах НБУ много рисков. Все понимают, что новые меры будут способствовать борьбе с серыми зарплатами и отмыванием денег. Но очевидно и то, как при существующем положении вещей в стране очередное нововведение отразится и на оперативности работы бизнеса, и на кармане украинца. Но, так или иначе, а стратегия НБУ уже на марше, и останавливаться он не намерен.

Мария Ревенко

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: