У каждой белоснежной улыбки есть своя история, порой длительная и сложная. Над её созданием работает много специалистов, но завершающий, показательный этап — зона ответственности врача-ортопеда. В гостях у BZ Александр Вигель, стоматолог-ортопед клиники регенеративной стоматологии Geneva, — специалист, в кабинете которого мечты о белоснежной улыбке становятся реальностью.

 

Воплощение мечты

«Я презентую пациентам результат командной работы, — говорит Александр Олегович. — Пародонтолог, хирурги и другие специалисты подготавливают завершающий этап: работу стоматолога-ортопеда. В моём кабинете пациент обретает желанную белоснежную улыбку. С одной стороны, все, скажем так, аплодисменты гремят в мою честь, но с другой — все шишки летят опять-таки в мою сторону».

Выпускник факультета стоматологии Одесского медина 2010 года «опробовал на себе» различные специализации, но остановиться решил на ортопедическом направлении. Специализируется на комплексной реабилитации пациентов с патологиями височно-нижнечелюстного сустава, эстетическом протезировании и протезировании на имплантах при различных дефектах челюстей всех уровней сложности.

mesto-vstrechi-geneva_02«Моя задача — восстановление жевательного органа пациента, — продолжает наш собеседник. — Ведь в нашу клинику приходят не за модным и дорогим имплантатом, красивым удалением восьмёрки или эффектной реставрацией. Приходят за белоснежной ровной улыбкой. Именно стоматолога-ортопеда пациент благодарит за мечту, ставшую реальностью».

 

Командная работа

По словам Александра Олеговича, другие специалисты делают гораздо больше для создания очаровательной улыбки, чем он, — мол, коллеги подготавливают крепкий фундамент, а ортопеду остаётся «всего лишь добавить штрихи».

Обычно пациент в силу незнания медицинских нюансов не может поставить конкретную задачу. Поэтому все действия врачей предваряет компьютерная томография, после чего собирается консилиум: стоматолог-ортопед Вигель, хирург Валентина Николаевна Мудрая, главврач клиники Geneva, пародонтолог Анна Александровна Вишневская. Они обсуждают и расписывают поэтапный план лечения. Если есть необходимость в ортодонтическом лечении — привлекают профильных специалистов клиники.

Механизм помощи пациентам исправно работает тогда, когда каждый чётко знает свои обязанности и разделяет общую медицинскую философию. «В нашей клинике сложился не просто коллектив высококвалифицированных специалистов, где каждый знает и выполняет свои обязанности, — врачи, средний и младший медицинский персонал, — а команда единомышленников. Это очень важно! Я получаю удовольствие от своей работы», — добавляет Александр Олегович.

 

Философия доверия

«Мы подбираем конструкции, исходя из потребностей пациента. Сдирать с клиента десять шкур — не наш стиль. Мы продаём не имплантаты или коронки, а качественное лечение. А таковым оно может быть только в том случае, если использовать то, что нам нужно, а не то, что мы можем себе позволить, — поясняет специалист клиники Geneva. — Я всегда составляю план лечения исключительно на основе понимания правильности с медицинской точки зрения. А пациент либо соглашается с этим планом, либо нет. Все серьёзные клиники, дорожащие своей репутацией, как наша, работают только с хорошими материалами и примерно в одном ценовом сегменте. Отличие только в том, как эти материалы используются».

Как показывает опыт врача, те же виниры или реставрация — это художественная работа, и выполнить её из одного и того же материала можно абсолютно по-разному. Поэтому основной бюджет лечения приходится не на конструкции, а на работу стоматолога, которому вы доверяете. Цену улыбки он рассчитывает, исходя из медицинских показаний. Если отступить от этого принципа ради удешевления работы — пострадает сам же пациент, а как следствие — и репутация врача.

«Я делаю только то, в чём уверен. Если мой план лечения, основанный на медицинских показаниях, клиенту не подходит, — я отказываюсь от лечения. Я никогда не буду делать то, что ему навредит или вовсе не поможет, только потому, что это дешевле. Мы делаем исключительно качественную работу, за которую готовы нести ответственность».

Если ситуация позволяет сделать работу дешевле, не отступая от медицинских убеждений, то есть, если выбор между дорогостоящей коронкой и чуть более бюджетной не повлияет на конечный эстетический и функциональный результат, врач не будет настаивать на лишних тратах. В Geneva всегда предложат оптимальный вариант, уточняет Александр Олегович. Пациент в любом случае получает гарантию на работу.

 

Гарантия юридическая и фактическая

Не все знают, что срок гарантии на работу и срок эксплуатации — не одно и то же. Несовершенство нашей законодательной системы и здесь привносит свой нюанс. Минздрав даёт на ортопедическую конструкцию гарантию на год. Но при этом речь идёт, например, о «бабушкиных» пломбах из химического композита — порошка, замешанного с водой. Серьёзные клиники с этим уже давно не работают. А тонкость состоит в том, что имплантат для законодателя — такая же ортопедическая конструкция, что и упомянутый композит. То есть официально заявить гарантию выше года Geneva юридически не имеет права. Но фактически следует обращать внимание на гарантийный срок, который даёт производитель того или иного и имплантата. Сегодня производители-лидеры дают пожизненную гарантию на свою продукцию. Это значит, что с имплантатом, если он будет стоять всю жизнь, у пациента ничего не случится, а если по каким-то причинам случится, производитель обязуется заменить его, а клиника поставит его клиенту снова.

К примеру, на коронку по закону гарантия всего лишь год, а срок её эксплуатации на практике может быть 20 лет. Сколько реально прослужит конструкция, врач должен сам объяснить пациенту.

«Мы всегда контролируем ситуацию, — заверяет Александр Олегович. — Раз в полгода клиент проходит у нас профессиональную гигиену полости рта, чтобы мы могли своевременно среагировать на какие-то изменения. И пациенты, как правило, регулярно приходят на консультации».

 

Вернуть то, что дано природой

Многие приходят к стоматологу уже «информационно» подготовленными и задают конкретные вопросы, — о химическом составе медицинских материалов, например, о чём в прошлом даже не все врачи знали. К стоматологу вынуждает обратиться не только кариес. Значительно вырос запрос на красоту: людей беспокоит прикус, цвет зубов… Возник спрос — и стоматологи научились делать это правильно, отличать патологию от нормы. Появление информации в открытом доступе стало толчком к тому, что лечений и полных реабилитаций сегодня больше, чем 10–15 лет назад.

Наш собеседник занимается серьёзной ортопедической стоматологией, не на уровне съёмного протеза. Кстати, Geneva не делает съёмные протезы, хотя такие просьбы нередки. Дело в том, что съёмный протез не улучшает качество жизни, то есть возможность жевать и улыбаться. Он не может запустить заново зубо-челюстной механизм, данный от природы. Человек, по большому счёту, может только открывать и закрывать рот, даже жевать проблематично, потому что при боковых движениях любой такой протез имеет определённую подвижность, которая не позволяет нормально перетирать пищу. Это приводит к необратимым последствиям: атрофии кости под протезом, снижению КПД самой ортопедической конструкции и так далее.

«Это идёт вразрез с нашей философией, — подчёркивает специалист Geneva. — Я не возьмусь за работу, например, когда вижу, что у человека патология прикуса, а он просит поставить коронки или виниры прямо сейчас, без исправления прикуса. И мне, и пациенту это принесёт больше проблем, чем удовольствия: коронки или виниры начнут стачиваться, клиент — нервничать и расстраиваться. В простонародье это принято называть халтурой. Мы этим не занимаемся».

Не делает Александр Олегович и «косметический ремонт» без медицинских показаний. Бывает, что пациент просит, например, поставить виниры просто оттого, что с ними якобы будет выглядеть более привлекательным. Если противопоказаний к этому нет — прямо отказать врач не имеет права. Но его право — отговорить пациента от лишнего вмешательства и объяснить, как добиться желаемого эстетического эффекта без помощи ортопедической стоматологии. Именно так привыкли относиться к пациентам и Александр Вигель, и клиника, в которой он работает, соблюдая старейший принцип медицинской этики: «Не навреди!»

Остаётся добавить к этому отзыв главврача Geneva Валентины Николаевны Мудрой: «Александр Олегович — специалист молодой, но уже очень опытный. Практику начинал ещё в студенчестве, в кабинете отца — стоматолога с высокой репутацией. На сегодняшний день Вигель владеет всеми современными технологиями и методами, но продолжает учиться, в том числе и за границей, оплачивает дорогие семинары постдипломного образования. Он специалист высокого класса не только в своей области, но и в смежных. Его медицинский талант — настоящее сокровище клиники Geneva».

Ксения Антощенко

mesto-vstrechi-geneva_03

 

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: