Автор
 в Точка зрения

Российско-германский проект магистрального газопровода через Балтийское море, задуманный ещё в середине 1990-х, готов двукратно расширить свои мощности. Возобновить работы партнёры собираются в 2018-м, а полностью трубопровод заработает к 2019 году. По мнению Forbes, одна из основных целей проекта — упорное стремление пустить газ в Европу в обход украинской газотранспортной сети. Если это так, мы потеряем 10 % поступлений в госбюджет.

 

Сторонники и противники

Так или иначе, «Северный поток» затрагивает экономические интересы всех стран Европы. Очевидную поддержку обеспечивают те страны, которые материально заинтересованы в строительстве. Инвестируя в газопровод или рассчитывая на выгодные условия для своих энергетических компаний в будущем, они готовы обеспечивать проект заказами и поддерживать его в Совете Европы. Германия, Нидерланды, Великобритания, Австрия и Франция являются сторонниками продолжения строительства. Распределение 10 миллиардов евро финансирования между европейскими подрядчиками делает его интересным и для других стран. Швеция получит дивиденды, разместив у себя часть мощностей. Германия поставляет трубы, Нидерланды — бетон, Финляндия заинтересована в рабочих местах на строительстве. И, что очень кстати для партнёров, эти страны обладают большинством голосов при принятии решений.

Против строительства традиционно высказываются страны, в данный момент осуществляющие транзит. Их отношение естественно: они не хотят потерять прибыль. Против и те страны — потребители газа, которые по новому проекту окажутся в невыгодном положении. Их удалённое положение от точки поступления голубого топлива может создать невыгодные условия покупки. К таким относятся Польша, Эстония, Латвия, Литва, Чехия, Венгрия, Словакия, Румыния и Украина. Не будучи членом Евросоюза, Украина не может напрямую влиять на решения Совета Европы.

Европейские эксперты признают возможным блокирование проекта при противодействии его противников. Но констатируют, что юридических оснований для остановки работ нет.

 

Неполитические мотивы?

Концепция европейской программы по борьбе с изменением климата тянет за собой увеличение потребности в природном газе. И оставаться активным игроком на политическом и экономическом рынке можно, только контролируя добычу углеводородов и обеспечивая их доставку потребителям. Если заработает подводная часть «Северного потока» с пропускной способностью в 55 млрд кубометров, это приведёт к такому же падению объёмов газа, сегодня идущих транзитом через Украину и Польшу.

«Когда не будет украинского маршрута и Германия останется с двумя «Северными потоками», «Газпром» может использовать это для различных способов шантажа: более высокие цены, это может быть геополитическое давление, это может быть шантаж других соседей России, таких как Польша, Словакия», — заявил недавно Андрей Коболев, глава НАК «Нафтогаз Украины».

Окончание строительства в 2019 году придётся как раз на срок окончания действия контракта между «Газпромом» и Украиной на транзит газа через нашу ГТС. Суммарно «потоки» сравняются с мощностью украинских трубопроводов. Тарифы же на транзит, по утверждению руководства проекта, будут ниже сегодняшних.

 

В поисках ответа

«Нафтогаз» поспешил анонсировать снижение тарифов, невзирая на иски к «Газпрому» по недоплатам за транзит. По мнению украинских властей, это увеличит рентабельность нашей ГТС и отменит необходимость реализации «Северного потока». Правда, пойти на этот шаг Украина согласна, только если «Газпром» обеспечит достаточный объём транзита, то есть пропустит через Украину не менее 110 млрд кубометров газа в год.

Некоторые отечественные эксперты предлагают в случае, если вторая ветка «Северного потока» будет запущена, потребовать компенсацию наших убытков из-за потери транзита. Возмещение может быть организовано, как непрямые дотации на модернизацию незагруженной украинской ГТС.

Есть и ещё угроза не вполне экономическая. Запуск проекта «Северный поток-2» сделает невозможным для Украины получение «реверсного» газа из Словакии, Венгрии и других европейских стран. «Газовая независимость» окажется под угрозой, и нам придётся снова идти на переговоры с «Газпромом».

Тем временем за полгода «Газпром» увеличил использование мощностей трубопровода с 50 % до 80 %. За этот период объёмы транспортировки газа через украинскую ГТС в направлении Словакии уменьшились на 19 %: с 148,9 млн до 120,8 млн кубометров в сутки.

Решить проблему энергетической безопасности страны невозможно без реформирования рынка природного газа. Без создания конкурентных условий, без демонополизации транзитных мощностей мы рискуем потерять и то, что имеем. Важно не только использовать преимущества подземных газохранилищ, но и всерьёз работать над тарифной политикой. Только открытая и обдуманная тактика может помочь украинской ГТС сохранить свой статус. Конкурентный и стабильный газовый рынок в Украине — лучший аргумент для международных партнёров.

Мария Ревенко

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: