По данным финансовой корпорации ING, на обеспечение одной биткоин-транзакции расходуется количество электроэнергии, сопоставимое с энергопотреблением современного особняка за месяц. Совокупный расход электричества на добычу биткоина и Ethereum больше энергопотребления Исландии или Иордании. А ведь есть и другие криптовалюты. Финансовые аналитики констатируют падение рентабельности добычи цифровых монет, но не замечают потенциала криптовалютного сектора…

 

Виртуальная страна

Сегодня на добычу Ethereum уходит 4,69 тераватт∙часа в год, а добыча совсем уж прожорливых биткоинов обходится в 14,54 ТВт∙ч. Майнинг биткоинов расходует в 27 раз больше энергии, чем вся платёжная система Visa; при этом биткоин-сеть может обрабатывать всего 3–7 цифровых транзакций в секунду против 24 тысяч, которые обрабатывает Visa. Разница принципиальная: при использовании Visa изменения на счетах фиксирует только один банковский реестр, а для подтверждения транзакции криптовалюты соответствующие изменения должны быть отображены во всех блоках системы каждого участника.

Эффективность майнингу обеспечивает его масштаб, поэтому на первое место выходят фабрики или пулы майнеров под контролем компаний. Но при расширении круга участников сети резко вырастают энергозатраты на поддержание транзакций и на сам майнинг. Это уже привело к формированию биткоин-географии и росту корпоративизма внутри сети. Фабрики биткоина были размещены в районах Китая с обилием дешёвой гидроэнергии. О создании города майнеров в энергоизбыточной Сибири заговорили россияне, а сын генпрокурора РФ Юрий Чайка даже наведался в непризнанное Приднестровье с предложением создать там майнинговые фермы. В регионе на условно бесплатном российском топливе работает загруженная всего на 10–20 % мощности Молдавская ГРЭС, принадлежащая РАО ЕЭС.

Из-за резкого роста себестоимости майнинга через 5 лет он будет рентабелен только при цене $300 тысяч за монету, уверены аналитики транснациональной корпорации Citigroup. Но до этого не дойдёт, поскольку энергопотребление процесса будет соответствовать уже годовому расходу такой страны, как Япония. И процесс удорожания постараются ограничить на уровне государств. Хотя… Только за этот год биткоин вырос в цене в 6 раз; если динамика сохранится, то теоретически к 2022 году может дойти и до $300 тысяч…

Впрочем, решать проблему энергоэффективности предстоит в любом случае.

Естественный отбор

Биткоин — не единственная альтернативная валюта. А возможность произвести так называемый хард-форк позволяет конкурировать веткам даже одной валюты. Произошедшее в августе разделение на Bitcoin и Bitcoin Cash аргументировалось тем, что увеличение блоков с 1 до 8 Мбайт будет требовать на 2 % меньше мощности и снизит стоимость комиссии за блок с $6000 до $50.

Конкурируют между собой и сами криптовалюты, вернее, их концепции. В сражение вступают разные способы верификации транзакции и поддержки сети. Сегодня для этого используется принцип Proof-of-Work ( PoW, или доказательство выполнения работы), который определяется вкладом работы оборудования в обеспечение работы сети.

Предлагаемый принцип Proof-of-Stake (PoS, доказательство доли владения) не требует столь активного наращивания мощности и более экономичен с точки зрения энергопотребления за счёт отказа от сложных вычислений с заменой выполнения работы объёмом хранения. Это предполагает изначальную эмиссию неизменного объёма валюты, а майнеры зарабатывают на комиссии за обеспечение транзакций. Однако с самого начала нужно приобрести определённый объём валюты, а вместо процессоров и видеокарт майнер должен обладать огромными объёмами технической памяти.

В мире производится от 300 до 350 криптовалют, и принципы естественного отбора будут способствовать выбору наиболее эффективных решений.

Парадоксальным образом спрос на оборудование для майнинга и электроэнергию приводит к тому, что у криптовалют появляется некая минимальная себестоимость. И своя товарная специализация. Например, добыча эфира требует мощных графических процессоров, а майнинг биткоинов строится на энергозатратах. При таком товарном наполнении криптовалюты могут выступать как признанный эквивалент стоимости других товаров и услуг. А их распространение в качестве средства обмена зависит только от удобства пользования и возможности оплачивать ими максимальное количество сделок.

Новая техносфера

Сегодня криптовалютный сектор уже интересен как минимум двум отраслям экономики: производству компьютерного оборудования и энергетике. Причём падение стоимости киловатта «зелёной» энергии и участившиеся в Европе случаи отрицательной цены на электричество в сетях показывают, что высокая энергоёмкость майнинга — не такая уж и проблема.

Последний случай дармовой электроэнергии в общедоступных сетях Германии случился 30 октября. Вопрос теперь уже не в производстве энергии, а в её накоплении и возможностях перераспределения.

Вторая тенденция — превращение фабрик криптовалюты в производителей других товаров и услуг. Российские майнеры из холодного Иркутска создали на основе двух своих ферм криптокотёл для обогрева помещений. Теплоноситель, охлаждающий технику, отдаёт полученное тепло, отапливая 14 квадратов площади и при этом производя криптовалюты на $430 ежемесячно.

Громадные вычислительные мощности уже востребованы в растущей индустрии искусственного интеллекта. Некоторые компании предлагают майнерам аренду своих мощностей для создания объёмных симуляционных сред для нейросетевых алгоритмов. Цена аренды на 20–25 % превосходит альтернативный доход от майнинга.

Так буквально на наших глазах «криптовалютчики» обрастают техносферой, заметно расширяющей потенциал криптовалютного майнинга и сводящей на нет рассуждения о его перспективах.

Виталий Сальник

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: