Национальный банк Украины (НБУ) представил общественности правила, которые с 7 февраля 2019 года станут основой валютного регулирования, предусмотренного Законом «О валюте и валютных операциях». Новый закон исповедует принцип «разрешено всё, что не запрещено», и регулятор в свою очередь отказывается от жёстких рамок антикризисного Декрета 1993 года. Но явит ли это обещанную либерализацию?

 

Итак, свобода?

Итак, с 7 февраля регулятор ослабит более 20 валютных ограничений. Внедряется принцип «больше рисков — больше внимания».

Новая регуляторная база состоит из 8 постановлений НБУ, устанавливающих текущие правила работы валютного рынка. Пять из них должны действовать постоянно: они уточняют принципы работы рынка при абсолютной свободе движения капитала, а также перечисляют ограничения, которые регулятор имеет право ввести в случае необходимости. Ещё три постановления — временные. Они устанавливают текущий режим валютных ограничений, порядок банковского надзора и описывают применение риск-ориентированного подхода при работе банков с валютными операциями.

«За либерализацию» говорит расширение лимитов на валютные операции, а также устранение ряда запретов. В частности выходят из-под надзора мелкие операции до 150 тыс. грн, — при условии, что они не имеют признаков дробления.

В списке послаблений и то, что лицензии на операции за границей заменяют лимитами (2 млн евро для юрлиц, 50 тыс. евро для физлиц). А вот у банков появится дополнительная ответственность за принятие решения о правомерности выдачи е-лицензии клиентам.

Увеличивается граничный срок расчётов по внешнеэкономическим контрактам — со 180 до 365 дней. Украинцам разрешат покупать валюту через интернет, в банкоматах и терминалах. Страховые компании смогут заключать накопительные договоры страхования жизни в валюте, что позволит клиентам защитить свои накопления от инфляции.

 

Маркеры неблагонадёжности

Однако основные барьеры для свободного движения валюты НБУ не тронул. Требование обязательной продажи половины валютной выручки украинских экспортёров осталось в силе. Не смягчили и правило Т+1, при котором банки должны за день до фактической покупки валюты подавать НБУ информацию о клиентских заявках и резервировать гривню.

Сохранены лимиты на репатриацию дивидендов для украинских «дочек» иностранных компаний (до $7 млн в месяц); регулятор обещает следующий этап послаблений начать с этих вопросов. А вот лимит покупки валюты для населения — эквивалент 150 тыс. грн в день — пока не тронут. В силе остаются запрет на предоставление кредитов (займов) в гривне нерезидентам и требование получения внешних заимствований исключительно через один банк.

Подразделения валютного контроля банков получают новые маркеры операций, требующих глубокого анализа, вплоть до выяснения конечных бенефициаров сторон будущей сделки: превышение суммы сделки над типичным для компании объёмом, перечисление физлицами более 150 тыс. грн за границу, несоответствие цели приобретения валюты и обычной деятельности предприятия, отсутствие экономической целесообразности операции, наличие в истории предприятия срыва сроков поставки товаров контрагентом покупателя валюты, покупка валюты лицом, живущим на «финансовую помощь».

Под особый контроль должны попадать приобретение валюты для оплаты штрафов и прочих финансовых санкций за границей, выплата дивидендов иностранному инвестору. Эти критерии каждый банк может дополнить по своему усмотрению. Но за промашки обещают штрафовать, а в серьёзных случаях лишать валютной и даже банковской лицензии.

 

Маловато конкретики…

«Обещанная валютная свобода становится тем самым ядом, который существовал в течение 25 лет, только в красивой обёртке, — сетует исполнительный директор Центра экономической стратегии Глеб Вышлинский. — Несколько мелких упрощений вроде отмены контроля валютных операций до 150 тыс. грн для большинства компаний ничего не изменят».

Увы, риски нового кризиса и предвыборные страсти не дадут ускорить отмену всех ограничений 1993 года. Банкиры не удивлены консервативностью НБУ. По-прежнему высокий уровень коррупции и тенизации экономики не позволяет расслабиться. А вот новинка 2019 года — риск-ориентированный подход — по сути есть перекладывание ответственности за контроль операций на подразделения финмониторинга банков.

«Всё, что до 150 тыс. грн, выглядит упрощённо и понятно — здесь прогресс, — отмечает председатель правления «Райффайзен Банка Аваль» Владимир Лавренчук. — В остальном хозяйственные операции сохранили суть тщательного контроля, но его форма получила меньшую определённость, потому рамки ответственности банка расширились».

В НБУ признают: конкретики в критериях надзора действительно мало; банки должны самостоятельно наработать оптимальные практики. Но к списку привычных целей финмониторинга (отслеживание операций, связанных с финансированием терроризма, коррупционными деньгами, отмыванием денег и т. п.) однозначно добавляется надзор за соблюдением оставшихся валютных ограничений.

«Это плохо тем, что банки с либеральным подходом при проверках НБУ будут сталкиваться с претензиями инспекторов, основанными на практике ранее проверенных банков, которые из-за отсутствия достаточной экспертизы или опасения штрафов подходят к обслуживанию клиентов излишне строго», — отмечает исполнительный директор Независимой ассоциации банков Украины Елена Коробкова.

Несомненно, многое будет зависеть не только от экономической ситуации, но и от действий законодателей. Ещё не решён вопрос с Нацкомфинуслуг (СПЛИТ) и не принят пакет законов BEPS. Прежде чем решиться на полную либерализацию, НБУ должен будет оценить темпы роста ВВП, динамику инфляции, состояние валютного рынка, финансовую стабильность, ситуацию на внешних рынках. Эксперты напоминают, что до вступления в силу закона о валюте у банков и их клиентов есть возможность требовать большей свободы в окончательной версии регуляторных документов. В случае их молчания можно не сомневаться, что прогрессивные меры так и останутся «полумерами».

Мария Ревенко

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: