Большая часть денег, которые заходят в Украину извне, при ближайшем рассмотрении оказываются выведенными ранее из неё капиталами. Теперь под видом инвестиций их пекачивают из тайных офшорных закромов. География таких поступлений постепенно меняется, приобретая «европейский» окрас. Но при этом мало влияет на истинное состояние украинского инвестклимата.

 

Прогнозами сыт не будешь

Приток инвестиций — одно из главных условий подъёма для любой экономики, показатель её стабильности и успешной деятельности правительства. Но для захода иностранного капитала нужны предпосылки, и прежде всего — прозрачность рынка и незыблемость права собственности.

За постмайданный период объёма поступлений, необходимого для декларируемого 3 % роста ВВП, не наблюдается. За 2017 год НБУ зафиксировал всего $2,3 млрд, из которых около 26 % составила докапитализация предприятий с иностранным участием. Чистый же ручеёк внешних вложений и вовсе составлял примерно $1,5 млрд, чего явно недостаточно для быстрого и качественного прорыва в экономике.

Если учесть, что Украина — лишь один из худших примеров глобального тренда на спад инвестиций, то в этом нет ничего удивительного. По данным ООН, прямые иностранные инвестиции в минувшем году снизились во всём мире на 16 % и составили $1,52 трлн. Поскольку такой спад фиксируется второй год подряд, международные финансовые аналитики не исключают продолжение этой тенденции и в 2018 году. Одной из главных причин этого называют неустойчивую политику администрации США в отношении международных договоров в сфере экономики и торговли, а также Brexit, что в результате повлияло на активность инвесторов как в США, так и в Великобритании.

Попытки украинских властей исправить ситуацию путём улучшения позиций в рейтинге Doing Business-2108 пока что не дали ощутимого эффекта, ведь 76-е место (между Бутаном и Киргизией) для страны с таким потенциалом, как наша, выглядит несолидно. Кстати, по прогнозу Минэкономразвития Украина должна была подняться на 70-ю позицию, что могло дополнительно приносить не менее $1 млрд ежегодных инвестиций. Но если тенденции в экономике не поменяются в лучшую сторону, в следующем году эти прогнозы также могут не осуществиться.

 

Не Кипром единым…

Стоит отметить, что структура внешних денежных потоков в нашу экономику всегда была загадочной, а нередко и парадоксальной. Тем не менее эксперты отмечают некоторые новые тенденции на инвестрынке, которые хотя и не повлияют напрямую на размеры инвестиций, но могут сказаться на их качестве.

В частности речь идёт о постепенной смене направлений, по которым идёт приток капитала. Если раньше безусловное лидерство удерживали кипрские офшоры, то сегодня их существенно потеснили страны Европы. Так, на председательском месте уверенно восседает Королевство Нидерланды, размер поступлений из которого, по данным Госстата, только за I квартал текущего года составил примерно $350 млн против $280 млн «кипрских».

По мнению экономиста Александра Охрименко, секрет новой «любви» украинских бизнесменов достаточно прост: налоги для холдинговых схем при использовании их для выплаты дивидендов практически нулевые, как и риски блокирования счетов.

Следующим по значимости инвестором, который уже может конкурировать с Кипром, становится ФРГ, а замыкает тройку лидеров Австрия. Учитывая новые тренды, со стороны складывается впечатление о росте инвестиционной привлекательности Украины в Евросоюзе. Но, как утверждают эксперты, у большинства евроинвесторов почему-то отнюдь не европейские, а самые что ни на есть украинские паспорта…

Традиционно наибольший приток инвесткапитала приходится на промышленную, торговую и банковскую сферы. Последняя нередко позволяет чиновникам рапортовать о стабильных прямых внешних вложениях, умалчивая о том, что в большинстве это поддержка украинских «дочек» иностранными банками.

 

Лечить, и как можно скорее!

По некоторым данным, в этом году гастарбайтеры уже влили украинскую экономику в 4–5 раз больше валюты, чем прямые иностранные инвестиции. Это сильно бьёт по имиджу Украины как инвестиционно привлекательной страны. А только в I квартале 2018 года было выплачено дивидендов и процентов почти в три раза больше, чем пришло инвестиций. Кому после этого покажется странным, что даже те скудные вливания, о которых сказано выше, не влияют на рост отечественной экономики и доходы бизнеса?

Как правило, инвесторы не сильно стремятся в подобные нашей переходные экономики, держащиеся в основном на реализации сырья. Колебания цен на ресурсы не дают им уверенности в получении ожидаемой прибыли. В случае с Украиной, помимо этого, иностранный капитал отпугивает половинчатость реформ. Иностранный инвестор понимает, что на наших деловых просторах он по-прежнему рискует подхватить целый букет запущенных «болезней»: коррупция, бюрократия, пренебрежение правами частных собственников…

На это не устают упирать практически все наши партнёры из США и ЕС, а также весь украинский малый и средний бизнес. По словам президента Американской торговой палаты Андрея Гундера, власть должна услышать месседж, который подаёт ей бизнес: коррупция и расплывчатость законодательства — главные препятствия на пути развития предпринимательства в стране.

И вроде бы у нас все осознают истинное положение дел, но от этого осознания бизнес-климат здоровее не становится. Нет у нас в крови иммунитета к подобным инфекциям?

Александр Виноградский

Оставить комментарий

Войти с помощью: