В 2018 году постановки Одесского украинского музыкально-драматического театра имени Василия Василько не раз удивляли публику и обращали на себя внимание критиков. Директор и художественный руководитель театра Юлия Пивоварова рассказывает о его жизни, — о премьерах, достижениях и трудностях.

 

— Каким был 2018 год для театра?

— Он был достаточно напряжённым и сложным, но интересным. Со мной был подписан контракт 19 января 2018 года, и с этого момента я возглавила театр. За год мы успели сделать три премьеры. В начале апреля у нас состоялась премьера спектакля «Прекрасный рогоносец», который поставил наш главный режиссёр Иван Урывский. И мы вернулись к работе над новой постановкой детского спектакля «Дюймовочка», — театр не останавливается. Две премьеры прошлого года — «Вона його любила» и «Одруження» — попали в лонг-лист всеукраинской театральной премии «Гра» вместе со спектаклями «Бабы Бабеля» театра кукол и «Орфей и Эвридика» одесской оперы. Это означает, что мы заметны в театральном пространстве Украины и занимаем не последнее место. «Гра» — это первая всеукраинская премия, которую основали в прошлом году. Она позволяет увидеть лучшее из того, что происходит во всеукраинском театральном мире; на эту премию были поданы около 90 спектаклей разных жанров. А самым сложным для нас был 2017 год, когда ушла директор театра Валентина Михайловна Прокопенко и ушёл из жизни Игорь Николаевич Равицкий, который возглавлял труппу около тридцати лет.

 

— Совсем недавно главным режиссёром театра стал Иван Урывский. Что теперь входит в его обязанности?

— Его назначили на эту должность 7 февраля, и в этот же день он получил серьёзную театральную премию Леся Курбаса. Мы вместе с ним определяем художественный курс театра — куда мы идём, ведь каждый театр должен иметь своё лицо. Естественно, у меня своё мнение, у Ивана — своё, но мы неплохо находим общий язык. Мне стало легче, потому что теперь есть с кем посоветоваться: что в репертуаре нужно, а что нет. Репетиции — тоже парафия Ивана Сергеевича.

— С тех пор, как вы стали директором театра, состоялись пять премьер. Расскажите коротко о каждой.

— Они все разные. Постановка Ивана Урывского «Одруження» — это авторское и прочтение «Женитьбы» Гоголя, который работал над этой пьесой девять лет и представлял её не только как бытовую комедию. Из неизвестных широкой публике небытовых вариантов и выбирал Иван Сергеевич. Следующий спектакль — «Вона його любила» в постановке Стаса Жиркова. Он интересный и неожиданный для нашего театра, хотя современная драматургия — не совсем новшество для нас: Игорь Николаевич всегда с интересом относился к ней. У нас идут «Семейные сцены» Анны Яблонской и «Кого люблю» Николая Коляды. Стас Жирков возглавляет один из самых интересных украинских театров — Киевский академический театр драмы и комедии на левом берегу. Он предложил пьесу белоруса Андрея Иванова, и мы поставили её на нашей сцене, потом показывали в Киеве, в Театре на Подоле, и киевляне прекрасно нас принимали! Возили её и на фестиваль в Могилёв — и тоже получили прекрасный приём и интерес к этой работе.

 

— А следующей премьерой стал мюзикл «Конотопская ведьма»…

— Это зрелищный мюзикл в постановке Георгия Ковтуна. В нём звучит музыка известного одесского джазмена Алексея Петухова. Оркестр — одно из действующих лиц. У нас не только новый главный режиссёр, но и новый главный дирижёр Игорь Знатоков, — благодаря ему оркестр зазвучал по-новому. Следующая премьера — «Энеида XXI», поставленная руководителем киевского «Дикого театра» Максом Голенко по пьесе Виталия Ченского. Здесь мы указываем ограничения по возрасту, и не надо ожидать, что это перифраз «Энеиды» Котляревского. Это обращение к классической «Энеиде» Вергилия. Ченский сделал то же самое, что в своё время Котляревский, который героев Вергилия поставил в условия современной ему Украины. Пьеса остросоциальная, наши энеады — это переселенцы из Донецка, сгоревшая Троя — это сгоревший Донецк. Действие происходит в Донецком аэропорту. У нас на сцене стоят две тонны металла: это одновременно разбитый малазийский «Боинг», гора Олимп и павильон на «7-м км». В спектакле есть политики, бизнесмены, журналисты, и это очень узнаваемые персонажи. Текст был написан, как киносценарий, поэтому получилась клиповая картинка. Кому-то это нравится, кому-то нет, но театр прежде всего должен вызывать эмоции и чувства, затрагивать душу. Ещё до меня корифеи сказали, что театр должен быть живым и современным, иначе он превратится в архаику.

 

— И последняя премьера — «Прекрасный рогоносец».

— Это психологическая, острая и непростая пьеса бельгийца Фернана Кроммеллинка, написанная более ста лет назад. Ставить её сложно; если превратить в натурализм — это будет пошло. Когда Иван Сергеевич предложил её ставить, я понимала, что с его эстетством он сделает очень хорошую работу. В главных ролях наравне с нашей сильной актрисой Мариной Климовой дебютировали новички: Алина Катречко, Мария Деменко и выпускники курса Дмитрия Богомазова Михаил Дадалев и Александр Коваль. Дмитрий Михайлович приезжал поддержать своих учеников. Очень здорово, когда происходит такой обмен! К нам стали часто приезжать и ведущие театральные критики страны. Как по мне, ни одного «проходного» спектакля не было.

 

— Ждать ли нам новых премьер до конца сезона?

— Мы приступили к репетициям музыкального спектакля «Дюймовочка» киевского продюсера и режиссёра Ирины Зильберман. В репертуаре обязательно должны быть спектакли для детей на украинском языке в исполнении хороших артистов. С середины мая к нам приезжает литовский очень сильный режиссёр Линас Зайкаускас, и мы приступаем к постановке «Короля Лир». Надеюсь, премьера состоится если не в этом сезоне, то к началу следующего.

 

— Театр выезжает на гастроли?

— Собственно первые гастроли состоялись в октябре минувшего года. В киевском Театре на Подоле мы показали «Она его любила».  Кроме того в августе прошлого года мы приняли участие в фестивале в Кропивницком. В мае на «Мельпомену Таврии» — один из сильнейших украинских фестивалей — мы везём «Женитьбу».

 

— Кто придумал формат «Сцена 38» и как она работает?

— Его придумал Игорь Николаевич Равицкий. Спектакли бывают разные: есть спектакли для большого зала, а есть более психологичные и личные — они более камерные. Это как раз формат «Зритель на сцене» и «Сцена 38» с максимальным приближением к артисту. У нас четыре таких спектакля, мы трепетно к ним относимся и в следующем сезоне поставим ещё один-два спектакля на «Сцене 38».

— Как скоро завершится ремонт здания?

— Думаю, нескоро. Сейчас занимаемся переговорами с Киевом, есть субвенция из госбюджета, но необходимо ещё одно решение, чтобы она была выделена. На окончание фасадных работ требуются более 9 млн грн. Если подрядчику и выделят средства, в лучшем случае это будут полтора миллиона. Речь о потолке в зрительном зале вообще плавно ушла в сторону. Система водопроводов и сигнализация уже готовы. На данный момент одна из самых больших проблем — система пожарной безопасности. У нас так же, как и у школы Столярского, есть решение суда о закрытии театра. Скоро должен состояться суд, где мы покажем, что мы успели сделать. И продолжаем писать письма о том, что необходимы средства на продолжение работ.

 

— Откроется ли снова музей театра?

— Тот музей, который был раньше, музеем не являлся. Спасибо, что фотографии и документы были сохранены, но такое хранение только вредило им. Мы разработали новую концепцию музея и через несколько недель сможем презентовать её одесситам. Это будет интересно!

Беседовала Мария Крыжановская
Фото: Ира Рогава

 

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: