Национальное бюро финансовой безопасности Украины (НБФБ) может стать всевидящим оком государства в отношении не только государственных, но и всех частных капиталов. В последний день февраля текст законопроекта был опубликован, а уже 5 апреля Пётр Порошенко перенаправил подписанный документ в парламент как неотложный. Это возможность передать рычаги управления отношениями государства и бизнеса в одни руки — президентские. Но одному централизованному органу будет проще и испортить бизнес-среду.

 

Хорошо забытое старое

Идее создания независимой структуры, специализирующейся на финансовых преступлениях, не один год. Особенно актуальной она казалась, когда парламент вроде бы случайно ликвидировал налоговую милицию. Так начала формироваться концепция Службы финансовых расследований (СФР), призванной взять на себя защиту всех государственных финансов, но при этом, в отличие от своих предшественников-фискалов, работать в первую очередь как аналитический центр, выявляя, ликвидируя и предупреждая «схемы». Впрочем, и функции следствия и ареста средств СФР тоже получила бы.

Проекту закона о Службе финрасследований уже больше года, но он попал в пресловутый долгий ящик ещё на пути в парламент, хотя даже в октябре минувшего года Минфин и Кабмин продолжали спорить, кому из них должен быть подчинён новый финансовый правоохранительный орган. Периодически звучала в этих спорах и аббревиатура «МВД».

Президент этот спор прервал: на НБФБ исполнительная власть вообще влияния иметь не будет. Оно должно будет отчитываться перед Верховной Радой, только вот назначать и снимать его главу будет президент.

 

Мечты об открытости

Функция НБФБ по опубликованному законопроекту — защита «публичных финансов». Адвокат Яков Гольдарб отмечает, что в самом проекте определения этого термина нет, но если проводить аналогии с действующим законом «Об открытости использования публичных средств», речь идёт о: бюджетных средствах всех уровней; кредитах под государственные гарантии или гарантии органов местной власти; средствах НБУ, Пенсионного фонда и Фонда соцстрахования; денег государственных и коммунальных субъектов хозяйствования. В сфере внимания НБФБ окажутся госзакупки и другие расходы бюджетов, уплата налогов, прохождение таможни и многое другое.

Соответствующие статьи Уголовного кодекса станут подследственными новому органу; в том числе статьи за растрату бюджетных средств, уклонение от уплаты налогов, фиктивное предпринимательство. Вместе с созданием НБФБ авторы законопроекта предлагают дополнить Уголовный кодекс ещё двумя статьями. Первая должна предусматривать санкции за кражу или растрату бюджетных средств путём злоупотребления служебными полномочиями. Эта норма как будто протестов не вызывает; зато вызовет вторая: она «криминализирует» мошенничество с НДС. Этот налог и без того стремительно теряет сторонников, поскольку для небольшой группы лиц стал источником обогащения (возврат НДС, фиктивный экспорт), а для гораздо большего круга бизнесменов — источником серьёзных неудобств. Чего стоит эпопея с НДС-накладными! А теперь, получается, предприниматели будут не только терять деньги из блокировок накладных, но ещё и «ходить под статьёй».

Будут ли предприятия с заблокированными накладными автоматически попадать под следствие? Будут ли те, кто успешно прошли автоматический мониторинг, так же автоматически избегать пристального внимания НБФБ?

 

Анонимки и полный доступ

Авторы законопроекта подчёркивают, что деятельность новой структуры должна быть в первую очередь аналитической и интеллектуальной. Но НБФБ — это всё-таки правоохранительный орган, причём с довольно широкими полномочиями.

Некоторые права, которые предлагают ему предоставить, настораживают правозащитников.

Так, из проекта следует, что НБФБ сможет затребовать от других органов власти (в том числе правоохранительных!), местного самоуправления, банков, финучреждений, предприятий и организаций практически любую информацию о физических и юридических лицах: от сумм на счетах до условий сделок и операций. И ничего не говорится о каких-то границах в этом вопросе: что, у кого и по какому поводу запрашивать.

Ещё одна удивительная норма — возможность начинать расследования на основании анонимок, если информация, почерпнутая из них, подтвердится. Это продиктовано желанием получать больше информации о финансовых преступлениях. Но не будет ли злоупотреблений этим «инструментом»?

 

След Аль Капоне

Безусловно позитивным аспектом создания НБФБ должно стать ограждение бизнеса от всех остальных силовых и контролирующих органов, избавление от «маски-шоу» и других форм давления и блокирования работы. Если это действительно произойдёт, мы сделаем большой шаг вперёд в развитии экономики, несмотря на описанные недостатки. Ни для кого не секрет, что конфликты с различными госорганами и даже сама их угроза являются препятствиями (часто чисто психологическими) для создания или развития бизнеса.

Ещё один позитивный аспект — хотя бы декларирование приоритета анализа и превентивных мер в будущем ведомстве.

Как бы ни сложилась судьба описанного законопроекта, создание финансового правоохранительного органа — требование времени. Как известно, любое преступление оставляет финансовый след. В современных условиях обнаружить и изучить такой след гораздо проще, чем 10–15 лет назад. Соответственно «по деньгам» можно выявить организованную группу, даже если хищение публичных финансов не было главным её профилем, или же виновника другого, более тяжкого преступления. Кроме того, доказательства финансовых махинаций могут оказаться ключевыми для осуждения преступника, как в своё время неуплата налогов стала роковой для Аль Капоне.

Игорь Овдиенко

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: