Министерство финансов Украины совместно с «ПриватБанком» запускает новый проект: широкую продажу облигаций внутреннего государственного займа (ОВГЗ). По словам исполняющей обязанности главы ведомства Оксаны Маркаровой, суть проекта — в популяризации их как инвестиционного инструмента для простых украинцев.

 

Граждане, покупайте облигации!

Ажиотаж вокруг проекта, таинственность в отношении сроков его запуска и прочих условий… Похоже, организаторы стараются не наводить «простых украинцев» на мысль, что никто кроме них не возьмётся наполнять казну.

Но картина постепенно проясняется. Для полноценной работы нового сервиса нужно внести изменения в Положение Национального банка № 735 в части упрощения процедуры открытия счёта в ценных бумагах и Положение № 1708 в части распределения обязанностей между подразделениями банка при проведении операций с ценными бумагами. Также «ПриватБанк» обещает совместно с НБУ разработать онлайн-интеграцию с депозитарием ценных бумаг для простоты и удобства оформления сделок в дистанционных каналах. Планируется и кредитование под залог купленных ОВГЗ.

Через свои VIP-отделения «ПриватБанк» уже продал гражданам ОВГЗ на сумму около 0,5 млрд грн, обеспечив более 15 % общего прироста портфеля. В целом, по данным НБУ, с начала года портфель ОВГЗ физических лиц вырос на 3,1 млрд грн.

 

Обоюдная выгода?

По мнению участников банковского рынка, облигации — дело прибыльное: и с точки зрения налогов (ни проценты по ОВГЗ, ни инвестиционный доход от купли-продажи не облагаются налогом с доходов физлиц в 18 %, как доходы с депозитов, а только военным сбором в 1,5 %), и с точки зрения возможного дохода (доходность ценных бумаг в гривне составляет 13,5–15,3 %, в валюте — 4,0–5,7 %).

Ставки по украинским ОВГЗ значительно выше, чем в соседних странах. Для иностранцев инвестиции в ОВГЗ должны быть привлекательны тем, что выплаты по ним гарантированы государством, к тому же можно дополнительно заработать на курсовой разнице.

Стоит ли воспринимать гарантию возврата денег и выплаты процентов всерьёз — решать вкладчикам. Минфин же, продавая ОВГЗ нерезидентам, по сути «занимает» гривню. Валютные риски снижаются, да и размер долга при девальвации гривни не увеличивается.

«Очевидно, что интерес физлиц к ОВГЗ обратно пропорционален доходности классических банковских депозитов. По мере того как ставки по вкладам снижались, рос портфель ОВГЗ», — комментирует происходящее финансовый аналитик Василий Невмержицкий. Со своей стороны, отечественному банку проще и безопаснее купить ОВГЗ, чем ссудить деньгами обычного заёмщика. Если отбросить сложности входа на торговые площадки, дело, казалось бы, взаимовыгодное…

 

«Кто возьмёт билетов пачку…»

Почему же НБУ отказался покупать новые ОВГЗ? Да и банки-нерезиденты не спешат вложиться. Государственные же банки, учитывая вышеизложенное, набиты ими, что называется, под завязку: в апреле на «великолепную четвёрку» приходился 91 % ОВГЗ финучреждений. Наверное, поэтому Минфин решил «распространять» ОВГЗ, как лотерейные билеты. Вклад физлиц в эти бумаги незначителен, несмотря на динамику: всего 0,5 % находящихся в обращении ОВГЗ. И причина не только в бюрократических препонах и законодательном несовершенстве. На сегодняшний день ОВГЗ как инструмент инвестирования будут рентабельны лишь в случае вложений от 100 тыс. грн. «ПриватБанк» готов разговаривать с «простым» физлицом о покупке бумаг на сумму… от 1 млн грн. И он не исключение. Планку многие игроки задирают вполне осознанно — отпугивают несолидных вкладчиков. А минимальная стоимость биржевого лота составляет 15–20 тыс. грн.

Добавим к этому сопутствующие затраты: комиссию за открытие счёта в ценных бумагах, комиссию брокера и бирж. Да ещё и риск реструктуризации облигаций из портфеля НБУ (более половины всех ценных бумаг, которые есть в обращении), вероятность которой зависит от многих факторов: например, от размера бюджетного дефицита или обстановки на рынке внешних заимствований.

 

Для грамотных и небедных

Сегодня классическими потребителями обсуждаемого продукта являются грамотные инвесторы, имеющие солидный опыт работы с банками. А вовсе не «простые украинцы», о которых мечтают в Минфине.

Василий Невмежицкий говорит также о прямом конфликте в банках между торговцами бумагами и классической розничной продажей услуг. Первые меряют свой KPI комиссионными и торговыми доходами, вторые — привлечёнными депозитами. Розничный менеджер, общаясь с клиентом в операционном зале, часто о продаже ОВГЗ даже не заговорит.

Что же до неготовности банковского законодательства к активной торговле облигациями — существует постановление № 492, которое не позволяет перечислять средства на покупку ОВГЗ с валютных счетов физлиц. А ведь именно валютные бумаги пользуются наибольшим спросом. Так что сегодня, кроме потерь на комиссионных, клиент ещё и теряет на покупке валюты в кассе.

Доходность бумаг при продаже физлицам тоже может отличаться от номинальной на 2–4 % в меньшую сторону. А если инвестор вдруг решит продать ОВГЗ на вторичном рынке досрочно, у него купят… Но он заплатит ещё и 18 % НДФЛ (та самая разница с доходами от депозитов, помните?), ведь такая операция считается обычной сделкой купли-продажи.

Возможность приобретать бумаги онлайн без лишней бюрократии может привлечь много покупателей, но… Сколь ни заманчивы обещания правительства и НБУ устранить законодательные препоны в торговле ОВГЗ, снижение порога входа и комиссионных пока не обсуждается.

Эксперты уверены, что заявленных шагов недостаточно. Активизировать рынок ОВГЗ могла бы частичная амнистия капиталов, освобождение средств на покупку от финмониторинга, с ограничением срока вложений… Или освобождение доходов от ОВГЗ от налогов. Но столь смелых шагов мы вряд ли дождёмся. Мировые тенденции к усилению контроля финансовых потоков и пристальное внимание МВФ к соблюдению этих тенденций Украиной имеют мало общего с амнистией. Так что будем ждать нового креатива от Минфина. И повышать финансовую грамотность.

Мария Ревенко

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: