В последние 10–15 лет Украина была одним из лидеров по энергозатратности и потреблению природного газа в Европе. Экономический и сырьевой кризис вынудили мир пересмотреть приоритеты в этой сфере в сторону использования биоэнергетики. Что мешает сделать то же в украинской теплоэнергосистеме?

 

Субсидии не сработали…

До начала военно-политического и экономического кризиса 2014 года Украина была третьей в Европе по объёмам потребляемого промышленностью и населением природного газа. По энергозатратности экономики и ЖКХ мы и вовсе были лидерами. Стагнация, связанная с мировым кризисом и сменой политического режима, запустила запрос на снижение потребления «голубого топлива». По данным НАК «Нафтогаз Украины», общее газопотребление за минувший год по сравнению с 2015-м сократилось на 2 %.

Но в разрезе сегментов потребления картина получается довольно-таки странная: если предприятия системы теплокоммунэнерго снизили забор газа на 3 %, то бытовые потребители — увеличили на 5 %. По мнению экономиста Виталия Щербины, это свидетельствует, что предлагаемая правительством система субсидий не стимулирует граждан к экономии ресурса.

Цифры показывают, что задекларированный правительством курс на энергоэффективность и энергозамещение пока что ощутимых плодов не принёс и проблема зависимости от поставок газа, откуда бы они ни производились, сохраняется. За последние три года под давлением внешних кредиторов тарифы на электроэнергию и газ ощутимо выросли как для промышленных потребителей, так и для населения. Государство почему-то решило, что это и есть самый действенный способ приучить граждан и бизнес экономить энергоресурсы. Но во всём мире это делается путём развития альтернативных источников энергии. Существует немало технологий, позволяющих получать энергоресурс без привязки к традиционным системам.

Одним из направлений, которое получило широкое применение в развитых странах, является добыча тепловой и электроэнергии из биомассы — отходов животного и растительного происхождения, бытовых, промышленных и т. п. Биоэнергетика, наравне с солнечной, гидро- и ветроэнергетикой, относится к возобновляемым источникам энергии (ВИЭ).

 

Биогазовый бум: Китай, Германия, далее везде?

По данным международной организации Renewables, занимающейся вопросами развития ВИЭ, в 2016 году доля топлива, произведённого из биомассы, в общемировом объёме потребления составляла около 14 %. Эксперты Renewables проанализировали роль биомассы в отдельных сферах, и оказалось, что из неё выработаны 2 % потребляемой в мире электроэнергии, 2,8 % горючего для транспорта и 7,2 % тепловой энергии.

Эти цифры не кажутся значительными, но тенденция к использованию биомассы стремительно набирает обороты. Биогаз — основной продукт её переработки — может производиться везде, где имеются биологические отходы. Сегодня мировое лидерство в производстве биогаза прочно удерживает Китай, причём большую часть вырабатывают сельские домашние хозяйства для своего потребления. Таких домашних мини-биогазовых установок насчитывается в КНР свыше 43 млн, а к 2020 году эта цифра может составить 80 млн.

Главная причина китайского биогазового бума — наличие Национальной программы развития сельской биогазовой энергетики, подкреплённой финансовым стимулированием. Только с 2017 по 2020 год на биогазовые проекты китайское правительство намерено выделить $7,3 млрд.

Не менее успешно развивает биогазовое направление и ФРГ, где разработана специальная программа Energiewende, направленная на предотвращение изменений климата из-за загрязнения окружающей среды и обеспечение энергобезопасности страны. Программа предусматривает полный отказ от ядерных и углеводородных источников энергии к 2050 году. Немцы делают ставку на ВИЭ, и одним из приоритетных направлений как раз является биоэнергия. Сегодня Германия и Китай — мировые лидеры по производству и использованию энергии и топлива, произведённого из биогаза.

 

Топчемся на месте

В 2008 году у нас для стимулирования развития ВИЭ был введён «зелёный тариф». Государство гарантировало покупку электроэнергии, производимой небольшими солнечными, ветровыми, гидро- и биогазовыми электростанциями. Однако на сегодняшний день ВИЭ в общем энергобалансе страны занимают чуть больше 1 %, а биоэнергетика — менее десятой доли от этого процента. Иными словами, ГП «Энергорынок» по «зелёному тарифу» покупает всего-то около 0,1 % электроэнергии из биомассы.

Тем не менее подвижки, пусть и небольшие, всё же заметны. По подсчётам Биоэнергетической ассоциации Украины (БАУ), среднегодовой рост производства биотоплива за последние 6 лет составил около 40 %. При этом замещение газа в частных домовладениях и промышленности было наиболее активным. В этих секторах тепловые тарифы государством не регулируются, поэтому инвесторы охотно вкладываются в биогазовые технологии, особенно после значительного подорожания природного газа. По словам экспертов, такие проекты могут окупаться уже через 2–3 года. Но вот в коммунальную сферу инвесторы идут неохотно. Причина: незаинтересованность предприятий ТКЭ в альтернативных источниках энергии, применение Нацкомиссией по регулированию энергетики и комуслуг расчёта тарифов по формуле, которая делает вложения нерентабельными. По мнению председателя правления БАУ Георгия Гелетухи, такой подход не даёт инвесторам стимула к вложению средств в ЖКХ; а существующая практика утверждения тарифов в Нацкомиссии приводит к затягиванию процесса и бюрократическим проволочкам. Законопроект, который наделяет полномочиями по определению тарифов на энергию из ВИЭ местные органы власти и упрощает формулу их расчёта, поддержан профильным комитетом Верховной Рады. Но и в этом вопросе, как и во многих других жизненно важных для страны, правительство не спешит. А поспешить давно пора бы…

Александр Виноградский

Оставить комментарий

Войти с помощью: