Brexit, парад новых президентов с новыми лозунгами, нарастание евроскептицизма, проблема мигрантов… Похоже, дальнейшая глобализация мира — под вопросом. Актуальность этого вопроса подтверждает очередной Международный экономический форум в Давосе, где о досрочном финише глобализации не заговаривал разве что ленивый.

 

Популизм и его последствия

Несмотря на высокий статус участников форума, их опыт и осведомлённость, итог Давоса-2017 можно характеризовать словом «растерянность». Никто из экспертов не сомневается, что процессы глобализации, во всяком случае — в привычном нам виде, уже останавливаются. Однако не сложилось не только единого, но и доминирующего мнения о том, что же идёт на смену и как на это реагировать.

«Вполне возможно, глобализация как феномен подходит к своему завершению… В мире усиливаются провинциализация и национализм», — отметил Рей Далио, американский миллиардер. По его мнению, основными факторами риска для мировой экономики в ближайшее время станут популизм и его последствия.

И глава МВФ Кристин Лагард прямо заявила, что последние события в мировой политике свидетельствуют о движении от глобализации к национализму. В то же время январский бюллетень МВФ о перспективах мировой экономики дал в целом положительный прогноз роста (около 3 % — как и в 2015–2016 годах), будто демонстрируя, что заявления — заявлениями, а мировые тенденции не настолько поворотливы. Правда, в бюллетене «мирового кредитора» есть пара оговорок: первая реакция на Brexit признана слишком пессимистичной; многое будет зависеть от реализации предвыборных лозунгов Трампа.

 

Давос не согласен

Хотя признание конца глобализации в кулуарах звучало как само собой разумеющееся, форум завершился официальным «отрицанием» этого факта (которое, к слову, у медиков принято квалифицировать как первую стадию принятия неизбежного). Одна из официальных статей организаторов об итогах форума так и называется: «Конец глобализации? Давос не согласен». Причём по контексту документа становится понятно, что «Давос не согласен» не с начавшимися процессами, а с самой формулировкой. Мол, вовсе глобализация не заканчивается.

Министр финансов Италии Пьер Карло Падоан высказал убеждение, что мир лишь подходит к новому этапу в международных отношениях, не более того. Его бразильский коллега Энрике Мейреллеш также отметил, что «в целом, глобализация работает». Мысль о «новом формате старой глобализации» оказалась популярной у спикеров и экспертов. Карлос Гон, руководитель Альянса Renault-Nissan, полон оптимизма: «Возможно, изменится подход к этому процессу, скорректируется философия, но глобализация останется». Этого же мнения он придерживался и в 2015-м, когда «антиглобалисты» вроде Ле Пен и Трампа ещё не воспринимались всерьёз.

 

Гонка за лидером

Администрация Трампа заявила о выходе из Транстихоокеанского экономического сотрудничества, а также приостановила переговоры по аналогичному трансатлантическому сотрудничеству с Евросоюзом. Но тут же Евросоюз и Канада ударили по рукам относительно проекта CETA, открытому рынку между союзом и северной соседкой Штатов.

А китайский лидер Си Цзиньпин выступил в Давосе с речью о поддержке глобального экономического сближения, свободного рынка и критикой протекционизма! В конце концов он заявил: «В торговой войне победителей нет!» — намекая в том числе на предстоящую торговую войну с США. Во-первых, Китай неплохо поторговал с Америкой и не хочет терять её рынки, хотя новая администрация Белого Дома к этому будет вести. Во-вторых, Поднебесная уже имеет экономическую империю благодаря своим инвестициям в разных странах. И поэтому закат глобализации сейчас ей совершенно ни к чему. И, наконец, в-третьих, в Давосе Китай подал недвусмысленный сигнал, что готов в любой момент поднять брошенное Вашингтоном знамя лидера.

Ничто не свидетельствует о желании Японии и Германии выйти из глобального экономического сотрудничества. А это значит, что даже при пессимистических сценариях (отдаление от ЕС Франции и Италии в довесок к Brexit) приверженцами глобализации останутся 4 страны из Большой Семёрки (Китай, Германия, Япония, Канада) плюс Евросоюз, объединенный вокруг Берлина. А это уже немало.

 

Не уйти на дно

Что будет, если международная торговля и сотрудничество в привычном формате канут в Лету? Если национализм и протекционизм победят?

Это будет означать резкий рост сильных, развитых экономик: налоговые льготы для местных производителей приведут к росту инвестиций, возврату «на родину» промышленных мощностей, увеличение числа рабочих мест. Это приведёт к углублению пропасти между богатыми и бедными странами: экономика первых будет расти, экономика вторых — падать. Кристин Лагард в Давосе напомнила об исследовании, согласно которому 8 самых богатых людей владеют таким же состоянием, как половина населения планеты, более 3,5 млрд человек. В отдалённой перспективе и глава МВФ, и другие топ-эксперты не видят позитива от «конца глобализации» ни для крупных, ни для мелких экономик.

Нет оптимистического сценария и для среднего класса. Он и сейчас находится в кризисе, но ни экономический национализм, ни глобализация в нынешнем её виде не показывают пути выхода из него. Впрочем, ведущие экономисты эту проблему видят, так что рецепт, возможно, будет найден.

Украина ввиду своей зависимости и от импорта, и от экспорта, и от трудовой миграции в новых условиях рискует остаться на дне экономической пропасти. Необходимость развития внутреннего рынка потребления, импортозамещения, ухода от экспорта сырья и полуфабрикатов — вопрос для нас не новый. Рано или поздно с ним придётся столкнуться лицом к лицу.

Дмитрий Егоров

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: