Недавняя встреча руководителя Национального банка Украины с представителями крупнейших банков страны поубавила надежд на стабильность банковской системы.

 

Сейчас, когда на плаву худо-бедно держатся около 100 банков, идут разговоры о том, что стране не нужно такое количество финучреждений, а нужно, по оценкам разных экспертов, где-то от 20 до 50. Окончательное решение принимает всё же НБУ, и озвучит его только Гонтарева. На недавней встрече было сказано, что «96 % банковской системы контролируют 40 крупнейших банков».

В первой двадцатке по основному вопросу — докапитализации банков — дела идут вроде бы неплохо: 5 банков завершили собственные программы, 5 опережают график докапитализации, 4 заканчивают согласование программ. У тех, кто в первую двадцатку не входит, всё не так радужно. Есть, конечно, и небольшие банки, которым удалось выполнить требования регулятора. А есть крупные учреждения, у которых акционеры по разным причинам не могут этого обеспечить.

А ведь на очереди новые требования: прибыльность. Здесь, в случае негативного результата, грань между просто неуспешной работой и рисковой деятельностью иногда очень тонка. Обыватель, выбирающий банк для работы или вложений, в силу недостаточной грамотности в финансовых вопросах согласится с тем, что «убыточный» банк не должен работать. Но и банкиры, и аналитики, и даже представители НБУ понимают, что надеяться на высокие заработки в финансовом секторе сейчас — необоснованный оптимизм. Основной доход банка — кредиты, причём кредиты надёжным заёмщикам. Ипотеку в силу текущих проблем с изъятием залогов банки массово кредитовать не готовы или готовы под неприемлемый для заёмщика процент вроде 18 % годовых. Автокредитование замерло вместе с рынком новых машин. Бизнес из последних сил борется за рентабельность, всё больше за счёт снижения расходов и привлечения собственных средств. Естественно, при этом не стремясь брать дорогие кредиты.

Что же касается беззалоговых займов, то здесь у банков слишком много конкурентов-«кустарей», зачастую более скорых на решения и более свободных при «выбивании» долгов. Комиссионные доходы, например, за банковские переводы, уже некуда снижать, ведь затраты растут. Ну а валютные спекуляции в нынешних строгих рамках работы с валютой просто невозможны. Неудивительно, что результат к августу 2016 года, без учёта «проблемных» банков, в целом отрицательный — минус 9,3 млрд грн. Это ещё даже не ноль, хотя и в три раза меньше прошлогоднего показателя. А уж выйти в совокупное положительное сальдо банки смогут не раньше конца 2017 года. А значит, ряды их будут редеть, причём в случае потери надежды на доход оптимальным выходом будет самоликвидация банка как мера, устраивающая все стороны: и заёмщиков, и кредиторов, и акционеров, и НБУ.

Сейчас сложно назвать количество «выживших», на котором в итоге остановится НБУ. Возможно, оно как раз и придёт к тем самым «40 крупнейшим».

Оставить комментарий

Войти с помощью: